Генеалогия

До революции 1917 года в городе было огромное количество церквей, и даже если известно место жительства семьи, поиск метрических записей может стать непосильной задачей. А для составления родословной практически любой московской семьи важно найти ее исторические корни, определить откуда представители рода приехали в Москву и когда это произошло. Ведь в столице всегда было огромное количество приезжих.

Всегда с особой теплотой открываем письма, приходящие из районных архивных отделов, администраций сельских поселений. Их сотрудники очень ответственно и с интересом относятся к нашим генеалогическим исследованиям — они сами опрашивают жителей, особенно старожилов, которые могут что-то помнить о той семье, которую мы ищем.

Маленькие, казалось бы, незначительные моменты часто бывают той необходимой зацепкой, которая нам так нужна для составления родословной семьи.

Так, населенный пункт, в котором жили предки одного из наших заказчиков, относился последовательно к Орловскому наместничеству, Орловской губернии, Тульской губернии, Центрально-Черноземной области, Воронежской области, Орловской области, и, наконец, стал частью молодой Липецкой области… Исследование рода также осложнялось тем, что у села, кроме основного, было еще 2 названия. Но когда нам все же удалось разобраться со всеми вопросами административно-территориальной принадлежности, поиск удался и мы проследили историю рода до 1718 года. В результате составление родословной семьи было продолжено по документам архива древних актов (РГАДА).

Одно из удачных исследований относилось к началу 20 века. Из беседы с родственниками выяснилось, что искомый человек попал в детский дом, было известно примерное местоположение этого учреждения. Позже ребенок был усыновлен, знал об усыновлении, и даже однажды встречался со своей матерью, которая приезжала с ним повидаться.

Иногда процесс проведения генеалогических исследований усложняется тем, что губерния имела огромные размеры и на ее месте сейчас несколько областей. И расстояние между архивами несколько сотен километров. Например, часть документов по одному из уездов, находящемуся на территории современной Омской области, хранятся в Омском областном архиве, а часть в филиале архива Тюменской области в городе Тобольске.

Всю жизнь дед нашего заказчика собирал и бережно хранил семейные фотографии, писал дневники, хранил свои ученические тетради и письма. И они гораздо лучше и интереснее учебников истории. В них жизнь семьи до революции и во времена НЭПа, когда семья владела своим небольшим делом, трудности после этого, Великая Отечественная война, эвакуация, лишения, послевоенная жизнь… История семьи на фоне истории нашей страны.

Брянский архив не имеет возможности проводить генеалогические исследования в полном объеме. Сотрудники могут обработать только небольшое их количество в год. По этой причине исследователям-генеалогам проще и быстрее поехать и поработать в читальном зале самим.

Государственный архив Краснодарского края не имеет возможности проводить генеалогические исследования, однако на запрос о наличии документов и месте их нахождения отвечают. Дело в том, что в краевом архиве почти нет метрических книг и ревизских сказок. А те же, которые дошли до наших дней, хранятся в фондах районных архивных отделов. Но и они, к сожалению, тоже не занимаются генеалогией. Как и во многих других архивных отделах, сотрудники в больше степени заняты запросами социально-правового характера.

Установлено, что в Тамбове по Темниковскому уезду хранятся материалы 8-й и 10-й ревизских сказок. А метрические книги Михайло-Архангельской церкви села Пошатово, к приходу которой относилась деревня Пошатовский выселок (или Новое Пошатово), имеются на хранении в Тамбове только до 1810 года. Причем следует отметить частичную сохранность документов: есть метрики за 1789, 1790, 1791, 1794, 1796, 1799 и 1810 гг.