Журнал ICONS. №7, июль-август 2009

icons-all4

КРУГ ДОВЕРИЯ

Рита: Откуда у вас такая фамилия?

Марина: Это фамилия мужа. Хороший муж – хорошая фамилия.

Р: Ну да, иногда в мужьях трудно найти что-то хорошее, но фамилию — особенно сложно. В общем, вам с фамилией повезло и, надеюсь, с мужем тоже.
Если говорить об истории, то как можно эту фамилию объяснить?

М: На самом деле я только сейчас этим занялась, так как сложно
было получить согласие мужа на исследование.

Р: Марина, вы похожи на доктора-неонатолога. Вам можно доверить самое сокровенное — историю своей семьи. Какое образование у ваших сотрудников?

М: Для того чтобы работать в этой сфере, нужны профильные специальности — история, филология, журналистика. Но базовое образование может быть самым разным. Например, у меня оно микробиологическое и юридическое. А человек, который у нас занимается военной историей, — полковник, владеющий несколькими языками и до нас работавший в Генштабе.

Р: У нашей страны очень тяжелая история, а XX век вообще практически закрыт!..

М: Нет, он не закрыт. Он таит в себе очень много вопросов, ответы на которые сложно получить. Ведь многие вынуждены были скрывать свою родословную и происхождение.

Р: К этому вопросу о нюансах родословных мы еще вернемся. Все графья в XIX веке в эмиграцию подались…

М: Основная масса — простые люди.

Р: То есть мы все, грубо говоря, дворняжки, кроме Михалкова?

М: Они же рыбинские. В Рыбинской галерее я видела портрет их предков — очень похожи.
В последнее время мы неоднократно сталкивались с представителями дворянских фамилий. Некоторые люди об этом знали и просили нас узнать подробности. И в основном все их вопросы относились к XX веку. Многие люди оставались в стране с документами (свидетельствами о браке, о рождении и автобиографиями), в которых были изменены года, указаны разные места рождения и т.д. И сейчас найти концы достаточно сложно. Случаются и обратные ситуации: человек ничего не знал о своей родословной — его дедушка воспитывался у каких-то дальних родственников неизвестно где. А оказалось, что этот дедушка был единственным сыном расстрелянных в Астрахани представителей дворянских родов. Его предки основали Владивосток, были контрадмиралами и служили на «Авроре» с момента спуска ее на воду!

Р: Клиент обрадовался или расстроился такой новости?

М: Когда люди узнают что-то такое серьезное, у них нет ни радости, ни горести, скорее, чувство ответственности. Почему к нам в основном приходят мужчины? Женщина больше думает о сегодняшнем дне, о настоящем, о будущем своих детей, а для мужчин главное основы — нужно расставить все точки над i, а потом уже строить все остальное.

Р: И только мужчина может на такую «ерунду» кучу денег потратить. Я думаю, всех интересует, насколько это дорого.

М: Минимальная сумма — 700 тысяч рублей. Но эти деньги поступают дискретно — предоплата составляет 150 тысяч рублей. Насколько этих денег хватит, зависит от заказчика и от везения. Расходы складываются из тех денег, которые мы платим за архивы и берем за непосредственную работу. Если заказчик хочет, чтобы опросили всех членов его семьи, взяли интервью и отредактировали так, чтобы из этого сложилась цельная картинка, это будет стоить дорого. Итоговый счет варьируется до бесконечности. Но есть средняя сумма — человек должен рассчитывать на то, что общение с нами будет длиться от года и стоить около миллиона рублей.

Р: Вы же сталкивались с работой архивов, органами регистрации и прочими организациями — везде беспорядок?

М: Везде все по-разному. Если мы говорим о нашей стране, то на сегодняшний день практически во всех субъектах Федерации есть описания архивных фондов.Другое дело, что информация хранится не в электронном виде. Мы стараемся работать с архивами, подписывать с ними договоры, но ситуация осложняется тем, что люди, там работающие, получают гроши. Когда человек долго живет без денег, он пребывает в перманентной депрессии, и ждать от него интенсивной и быстрой работы не стоит. Если у нас есть срочный заказ от клиента, наши сотрудники посещают деревни, берут интервью, сами работают в архивах.

Р: Можно вспомнить вашего владельца, идейного вдохновителя.

М: Стас Кругликов — мой друг, муж моей институтской подруги. Стас знал, что о семье матери многое неизвестно. Его бабушка по материнской линии из-за репрессий должна была сменить фамилию, изменить документы. Ему захотелось узнать о своих немецких и русских корнях. Он предприниматель, и ему хотелось получить достойный продукт в виде книги.

Р: Это не основной его бизнес?

М: Такое агентство, как у нас, не может быть основным бизнесом. Хотя у нас положительный баланс, мы не вернули деньги, вложенные в агентство.

Р: Если я хочу книгу о каком-то человеке, но я не хочу, чтобы человек знал о заказе, это возможно? Я вот, образно говоря, интересуюсь Капицей, откуда он такой умный?

М: Нет, это нарушение закона. Заключить этот договор можно только с родственниками, потому что это семейное дело. Подарок может сделать сын отцу, дочь матери… Необходимо предоставить свидетельство о рождении, документы. Где вы их возьмете?

Р: Люди в глубинке действительно такие добрые и хорошие?

М: Люди везде разные. Нашим заказчикам мы рассказываем о том, как живут их земляки в их «родовых гнездах», как встречают с литром спирта и предлагают поселиться в их домах. Еще мы рассказываем, в каком это все состоянии. Заказчики слушают и начинают переводить деньги на счет своей школы или школы своих родителей. Часто спрашивают, какую сумму отправить, чтобы люди не испугались и чтобы им хватило.