Московский бизнес-журнал. №16(149), сентябрь 2008 года

080904_d184d0b0d0b8_002_razvorotС СЕМЕЙНОЙ ИСТОРИЕЙ НЕ ШУТЯТ. ВОТ ПОЧЕМУ ОНА ТАК ДОРОГО СТОИТ

АРХИВНОЕ ДЕЛО

В 2000 году бизнесмен Станислав Крутиков решил заказать книгу о своей семье, используя хранящиеся дома фотографии и архивную информацию, которую он собирал с юных лет. «По моим задумкам, это должна была быть не раскладная брошюра с родословной, а документальная, описательная и иллюстрированная история рода в виде красивого фолианта, — вспоминает Крутиков. — Однако ни одна из компаний, к которым я обращался, не могла ни провести серьезное генеалогическое исследование, ни солидно его издать».
Все, что ни делается, — к лучшему. Так Станислав выяснил, что на рынке имеется свободная и перспективная ниша, которую нужно срочно занимать. Специфичность выбранного направления не смущала: в жизни отставного офицера Крутикова был опыт работы в самых разных сферах. На заре своей предпринимательской деятельности он занимался экспортом цветных металлов, потом продавал за границу кожевенное сырье, затем взялся за мебельный рынок, так что к моменту появления идеи в рамках холдинга мирно уживались текстильный, строительный, торговый и производственный бизнес.
Время для создания генеалогического агентства оказалось самым что ни на есть подходящим. В советскую пору многие люди не только не знали своих корней, но и по известным причинам боялись афишировать истинное происхождение. Но как только объявили демократию и свободомыслие, у тысяч россиян возникло стремление узнать как можно больше о своих предках. Понятно, что далеко не у всех желающих водились деньги. Однако статистические данные свидетельствовали: одной только Москвы Крутикову хватит для того, чтобы надолго обеспечить новый бизнес клиентами. В конце концов из примерно 3,5 млн семей, живущих в столице, 1%, или 35 тысяч, — относились к состоятельным. Даже приняв во внимание, что лишь 5%, по оценкам, интересовалось генеалогией своего рода, получалось как минимум 1 750 весьма вероятных заказчиков. А ведь есть еще и другие города! К тому же быстро выяснилось, что за год созданная компания «Семейный архив» успевает выполнить работу не более чем для 30 клиентов. Ибо дело это серьезное. И именно потому — дорогое.
С генеалогической революцией совпала и другая — информационная. Массовое распространение персональных компьютеров и бум в сфере коммуникаций позволили в значительной степени усовершенствовать не только сбор, обработку и хранение любых документов, но и демонстрацию результатов. Вот только мало кто использовал эти возможности: несмотря на то что на рынке быстро сформировалось сообщество частных генеалогов, занимались они собственно сбором информации, а не ее оформлением. Результат работы архивистов с трудом напоминал товар.

Клиент-подрядчик
Генеалогическое агентство «Семейный архив» Станислав Крутиков учредил в 2003 году, позиционируя его одновременно и как издательство. Первых сотрудников, как и первоначальные вложения в новый бизнес — 15 миллионов рублей, — он позаимствовал у своего же холдинга. В штат новой фирмы отбирались сотрудники с гуманитарным образованием, знающие иностранные языки, способные излагать мысли на бумаге литературным языком и интересующиеся историей.
Сегодня в кресле директора — Марина Серебряная, которой Станислав полностью делегировал все управленческие полномочия, чтобы сосредоточиться на развитии основного бизнеса. Но пять лет назад, когда «Семейный архив» только появился, Крутиков стал первым клиентом учрежденной фирмы, так что книги, посвященные его семье, стали еще и образцами предлагаемого заказчикам продукта.
Образец, кстати, получился весьма солидным. В восьмитомной (!) энциклопедии была собрана вся история семьи Крутиковых. А ведь когда изыскания лишь начинались, никто и подумать не мог, что удастся раскопать информацию о родственниках по материнской линии — поволжских немцах — аж с 1744 года! Но оказалось, что в Российском государственном архиве древних актов хранятся документы, в которых скрупулезно документировался въезд иностранцев на территорию России в период царствования Екатерины Второй.
Будущим заказчикам нужен был ориентир. И он появился. Первыми сторонними клиентами фирмы стали партнеры Крутикова. Затем пришли их друзья. Потом — друзья друзей. По словам Серебряной, как правило, это люди, стремящиеся сделать приятное своим родителям или оставить детям подробный рассказ об их предках.
— Наши клиенты — крепкий средний класс. В основном к нам обращаются мужчины от 35 лет, — говорит Марина Серебряная. — Те, кто моложе, еще… не готовы. Во-первых, они пока не ощущают в этом необходимости. А во-вторых, и это очевидно, молодежь менее платежеспособна. А ведь тот, кто хочет заказать у нас книuу, должен быть готов отдать за нее от миллиона рублей и более — в зависимости от фронта работ.

Выйти на след
Работу над заказом в «Семейном архиве» делят на три этапа: сбор и систематизация информации, верстка собранного материала и непосредственно печать. Первый обходится заказчику примерно в 400-500 тысяч рублей. Начинают работу с интервью — с клиентом и его родственниками, которых он выбирает по собственному усмотрению. Хорошо, если живы родители. Как правило, их детские воспоминания хранят в себе много ценных деталей. Семья также предоставляет хранящиеся документы и фотографии. Иногда для того, чтобы справиться со сбором и обработкой полученной информации, приходится создавать целые бригады, работу которых координирует ответственный менеджер.
Документы и фотографии сканируют и возвращают владельцам. Одновременно идет расшифровка бесед, и факты сопоставляются с предоставленными материалами. В результате возникают первые таблицы и схемы, отражающие родственные связи и ключевые события в истории рода.

Марина Серебряная: Содержание и оформление томов определяет клиент. Самая большая работа — восьмитомник, иногда информация помещается в одном томе, но хит продаж — трехтомные издания.

Следом наступает время анализа и архивной работы. В агентстве откровенно признают: многое зависит от того, насколько точными сведениями о своей предыстории обладают ныне живущие члены фамилии. Иногда семейные легенды усложняют поиск.
— Конечно, бывают тупиковые ситуации, — говорит Марина Серебряная. — Что ж, тогда все садимся и начинаем думать, искать другие каналы. Практика показывает: можно найти много косвенных источников. Есть краеведческие музеи и загсы, мемориалы и военные архивы, информационные центры МВД и документы, хранимые на предприятиях… Кроме того, наши сотрудники часто выезжают в командировки. Например, если история семьи идет из какой-то деревни, то заходим в каждый дом и расспрашиваем односельчан. Но основа — это архивы. Многие из них, к сожалению, пострадали.
Разумеется, все исследования проводят строго конфиденциально.

Начинка и обертка
После того как информация собрана, остается привести результат работы к товарному виду. То есть структурировать и сверстать. Содержание и оформление томов определяются пожеланиями клиентов. Самая большая работа — восьмитомник, а иногда вся информация помещается в одном томе. Издают и трехтомники. Первый том — родословная, второй — фотографии в хронологическом порядке, третий — так называемый «бабушкин сундук», куда попадают публикации писем, телеграмм, семейные рецепты, фотографии семейных реликвий и т.п. Так, в одном из продемонстрированных нам образцов обнаружились детские письма ныне весьма солидного заказчика — отчеты родителям из пионерского лагеря и переписка с немецкими школьниками, организованная клубом интернациональной дружбы, — были такие, если кто подзабыл.
Наполнить энциклопедию помогают тематически связанные тексты. Например, рядом с упоминанием о дате рождения публикуется народный календарь, содержащий приметы, которые относятся к этому дню. Другой вариант — исторические очерки.
Но вот тексты готовы, документы отсканированы, все тысячу раз проверено и перепроверено. Пора в печать! Минимальный тираж — два экземпляра, максимальный — 20. А иногда приходится печатать несколько таких тиражей, особенно если инициатор проекта хочет подарить хотя бы по одному комплекту каждой из ветвей разросшейся семьи.

Длинные деньги
Кроме очевидной профессиональной ответственности за достоверность собранной и опубликованной информации, одна из ключевых проблем бизнеса, связанного с генеалогическими исследованиями, — сложно определить точный срок выполнения заказа. Прежде всего, каждый из них уникален. Но главное, поисковые работы, переписка и исследования в архивах отнимают массу времени. Например, в архиве могут ответить, что документы в настолько ветхом состоянии, что не будут оцифрованы. Приходится искать выход из положения.
Не проще решить и вопрос ценообразования. «Сначала мы вообще не понимали, как должна оцениваться наша работа, — признается Серебряная. — Да и сейчас с этой проблемой сталкиваемся постоянно. Слишком многое приходится переделывать, пересматривать, однако трудозатраты на каждом этапе очень разные. Поэтому я жестко требую и каждый вечер изучаю отчеты, отражающие ход работы с клиентами. Мне важно знать, кто из сотрудников и над чем работал, сколько времени потратил на каждого заказчика… И дело не только в контроле. Нужно постоянно отслеживать экономику процесса, чтобы на финише мы не оказались в минусе».
Издержки «Семейного архива», несмотря на вполне достойный для небольшой компании оборот, приблизившийся к 50 миллионам рублей и правда очень высоки. Помимо заработной платы, обучения сотрудников, налогов и накладных расходов, с каждым годом нужно все больше платить за арендуемое помещение. Заказчик у агентства таков, что в подвал его не пригласишь. Так что приходится снимать офис в элитном здании и держать постоянный штат численностью 20 сотрудников.

Комментариев нет

Страницы: 1 2