Село Балабановка

В эпоху бронзы, завершающийся в начале 1-го тысячелетия до н.э., шло развитие приусадебного скотоводства, населению были известны основные виды домашних животных. Земледелию придавалось второстепенное значение. Происходило выделение пастушеских племен. В это время идет увеличение общественных богатств, продолжается объединение родов в племена, формируются племенные объединения, выделяется родоплеменная верхушка, увеличивается личная собственность, усиливается имущественное неравенство, завершается создание парной семьи.

Население в этот период составляли племена киммерийцев. Шло дальнейшее разложение первобытно-общинного строя. Территория края заселялась интенсивней, чем в предшествующий период. Постепенно основным населением территории степной Украины, в том числе Херсонщины, стали кочевые скотоводческие племена скифов, пришедших из-за Дона, вытеснивших и отчасти покоривших киммерийцев. Степь и лесостепь от Дона до Азовского моря и Нижнего Дуная стала называться Скифией. На основе этого племенного объединения образовалось государство, возглавляемое царем. Рабовладельческого строя как такового не было, но захваченные пленники становились рабами. Скифы были храбрыми воинами, сражались в конном и пешем строю, вооруженные луками и стрелами с бронзовыми наконечниками, копьями и дротиками. Поход персидского царя Дария на скифов (512 год до н.э.) закончился его разгромом.

Основой скифской экономики являлось кочевое скотоводство, в основном коневодство. На левобережье Херсонщины остатки скифских стоянок выявлены у Казачьих Лагерей Цюрупинского района, Буркутов, Песчановки, Раденска, Рыбальчего, Днепрян. Позднее скифы занимались пашенным земледелием. Скифия как государство утратила свое могущество в III веке до н.э. после вторжения на территорию степей племен сарматов.

На территории края господство сарматов продлилось до IV века н.э. Жили сарматы родоплеменным строем, разводили лошадей, крупный рогатый скот, овец. Часто вели захватнические войны. Вытесненные в низовья Днепра, скифы создали новое государство, получившее название Малая Скифия. На этой территории образовалась система городищ, остатки которых археологи обнаружили в Херсонской области вблизи Гавриловки, Саблуковки, Змиевки, Понятовки, Великой Лепетихи, Горностаевки. Антропологические исследования могильников древних скифов указывают на то, что вместе со скифами жили и греки, и сарматы.

Остатки древнегреческого города-государства Ольвия находятся у села Парутино недалеко от города Николаева. Ольвия была основана греческими поселенцами в начале VI века до н.э. и просуществовала почти тысячу лет. Сейчас на ее месте располагается археологический заповедник, являющийся неисчерпаемым источником новых научных открытий. Город-государство входил в Афинский морской союз, и в период наибольшего расцвета его территория достигала 55 гектаров. По берегам Бугского, Днепровского и Березанского лиманов стояло до 150 сельских поселений. На рубеже и в первых веках н.э. часть юго-западной Херсонщины входила в состав ольвийской сельскохозяйственной округи.

В 375 году на Северное Причерноморье обрушились гунны — кочевники, пришедшие из Приуралья. Они продвинулись в Западную Европу, где в IV–VII веках вызвали Великое переселение народов. Следы пребывания гуннов открыты на Херсонщине в виде шести погребений: у Цюрупинска, Пролетарки, Саг, Казачьих лагерей, Малых Копаней и Новой Маячки. В погребениях найдены вооружение, конское убранство, разнообразные украшения. На территории юга Украины в середине VIII — первой половине X веков находились племена салтовской культуры. На основе объединения крупных восточно-славянских племен в IX веке в Восточной Европе сложилось древнеславянское государство — Киевская Русь. Днепр стал крупной торговой магистралью, знаменитым путем «из варяг в греки», выводящим на просторы Черного моря.

В период Киевской Руси на территории Херсонской области находились, сменяя друг друга, различные тюркоязычные кочевники. Первыми в конце IX — начале XI веков появились печенеги. Это были скотоводы, ведущие натуральное хозяйство. Киевская Русь боролась с ними, в основном из-за конкуренции в торговле с другими странами. В 1036 году печенеги были разгромлены под Киевом и отброшены к границам Византии. Им на смену пришли племена кочевников-торков, а затем и половцев, которые находились на территории края до XIII века и занимались грабительскими набегами. Территория современной Херсонщины находилась в составе Белой Кумании — объединения половецких орд. В первой половине XIII века Русь подвергалась нашествию монголо-татарских орд, возникло монгольское государство, получившее название Золотой Орды, в состав которого вошли половецкие степи и Крымский полуостров.

Во второй половине XIV века Великое княжество Литовское захватило часть южных земель Руси, в том числе Нижнеднепровского правобережья. Еще через сто лет эта территория была завоевана Османской империей (Турцией), а левобережье стало владением Крымского ханства, образованного после распада Золотой орды и с 1475 года подчинявшееся империи. В конце XV века Турция и Крымское ханство стали возводить на Нижнем Днепре крепости, которые стали для них опорными пунктами для набегов на русские и украинские земли/ Пленных переправляли на рабовладельческие рынки в Бахчисарай, Кафу, Стамбул и Анатолию.

Во второй половине XV века начало создаваться украинское казачество. Первый зафиксированный поход каневских и черкасских казаков относится к 1492 году, во время которого был разбит корабль Крымского ханства. Центром украинского казачества стала Запорожская Сечь, игравшая важную роль в борьбе против турецко-татарских захватчиков. Таким образом, территория Херсонщины стала форпостом в борьбе с агрессией со стороны Османской империи и Крымского ханства. Эта борьба была особенно ожесточенной после присоединения Украины к России (1654 год). Запорожское казачество не ограничивалось лишь военными функциями, оно стало заселять побережья Днепра, Ингульца, Днепровского и Бугского лиманов. На территории будущего Херсона были созданы два зимовника. Запорожцы занимались приусадебным скотоводством, охотой, земледелием, сбором меда. Добыча соли и рыбная ловляпозволяли казаком активно участвовать в торговых отношениях с соседними народами.

В 1768 году началась русско-турецкая война. Успешные боевые действия русских войск, в составе которых находились и запорожские казаки, заставили Турцию сложить оружие. 10 июля 1774 года был заключен Кючук-Кайнарджийский мирный договор, по условиям которого русские торговые суда получали право на проход через Босфор и Дарданеллы. К России отошли земли правобережья между Бугом и Днепром. По условиям договора Крымское ханство было отделено от Османской империи, что стало причиной прекращения его существования. Крым и Северная Таврия были присоединены к Российской империи. Территория современной Херсонской области была полностью освобождена от длительного турецко-татарского владычества. Началось широкое заселение и экономическое освоение освобожденной части юга Украины. Получив выход к Черному морю, Россия стремилась защитить свои границы. Это привело к необходимости строительства городов-крепостей. По указу Екатерины II от 18 июня 1778 года был основан Херсон, крепость, город и порт. На построенной судостроительной верфи были заложены и спущены на воду первые корабли будущего военного Черноморского флота.

Заселение Новороссии

Новороссией называют историческую область на Юге России и Украины со 2-й половины XVIII века по начало XX века. Новороссия осваивалась представителями разных национальностей и социальных групп. Свободные степные земли привлекали сюда многочисленных переселенцев. Был создан казенный земельный фонд, из которого земли раздавались и продавались дворянам — русским и украинским помещикам, сановникам, офицерам и чиновникам. Помещики имели право получать от 1500 до 12 000 десятин земли, иногда по несколько наделов. На каждые 1500 десятин нужно было поселить определенное число крепостных крестьян (не менее 15 дворов). Льготный срок составлял 10 лет. Если в течение 5 лет владелец не выполнял эти требования, он должен был возвратить землю в казну с обязательством выплатить по 5 копеек с десятины за все прошедшие годы.

Указами правительства Екатерины II, ордерами князя Потемкина отводились огромные земельные наделы (земельные дачи) известным деятелям того времени, прославившимся на полях сражений или на государственном поприще. Большие земельные наделы получили строители Херсона, Николаева. Дворянство считало освоение южных земель не только удовлетворением своих личных интересов, но и патриотическим долгом. Правительство же, в свою очередь, всячески поощряло переселенцев.

Крепостное право задерживало освоение окраин, так как помещики опасались, что их крестьяне сбегут из пограничного района. Но необходимость выполнения условий получения наделов заставляло владельцев переселять своих крепостных из внутренних губерний Украины и России. В конце XVIII века царизм закрепил дворянские привилегии. В 1783 году право дворян на закрепощение крестьян Левобережной Украины было официально оформлено, а вскоре то же самое произошло и с Южной Украиной. Те, кто самочинно захватывали земли, сбежав от жестокостей помещиков или от солдатчины, попадали в новую зависимость.

Выносливые, трудолюбивые, предприимчивые люди заселяли и осваивали этот край. В середине 80-х годов XVIII века выяснилось, что среди поселян явно преобладают мужчины, и правительство в 1785 году издало указ об отправке на юг рекрутских (солдатских) жен, после чего началась вербовка женщин для холостых мужчин-переселенцев. Среди переселенцев были крестьяне, сосланные за выступления против помещичьего гнета. Для них ссылка в Сибирь была заменена передачей во владение новым помещикам на юге Украины.

Помимо этого, еще в 1762 году манифестом Екатерины II было объявлено, что иностранцы могут свободно селиться в России. Русское правительство, заинтересованное в заселении Новороссии, предоставляло большую помощь иностран- ным поселенцам. Они получали большие наделы земли, освобождались от рекрутской повинности и налогов на 30 лет, получали право заниматься промыслами. Иностранцы обязаны были принимать присягу на подданство Российской империи, селиться колониями. Первая колония в Херсон-ском уезде основана была шведами в 1872 году на берегу Днепра и получила название Старо-Шведское (современная Змиевка). Большое количество эмигрантов из Германии было обусловлено тяжелым экономическим положением в этой стране. Немецкая колонизация продолжалась вплоть до начала XIX века. Переселенцы и украинские крестьяне вполне мирно уживались друг с другом. В Херсоне немцы занимались колбасным производством, были кондитерами, врачами, учителями, фармацевтами. Их знания и практические навыки способствовали дальнейшему развитию региона.

Среди эмигрантов встречались и греки, многие из которых проживали в Крыму. Они были отличными моряками, что очень пригодилось во время русско-турецкой войны 1787–1791 годов, принимали участие в строительстве верфей.

В начале 1760-х годов в Новороссию начали переезжать и евреи. Официально им было разрешено селиться в Новороссии только в конце 60-х годов XVIII века. В другие области евреи по-прежнему не допускались. По ревизии 1865 года в Херсоне евреи были сапожниками, портными, лудильщиками, стекольщиками, занимались мелкой торговлей. Это были выходцы из Могилевской, Виленской, Минской губерний, с территорий Белоруссии, где наблюдались перенаселение и нищета.

В Новороссию бежали, спасаясь от буржуазной революции, французские аристократы, находя здесь теплый прием и получая землю. Одно время комендантом Херсона был француз граф де Витт, а военным комендантом герцог Арман Эммануэль Ришелье, сыгравший большую роль в истории края. Следом за французами на территории Херсонщины появились итальянцы, потомки которых считают себя украинцами и русскими.

Представители разных народов строили на юге Российской империи города и села, бок о бок на земле, ставшей им малой родиной. К концу 50-х годов XIX века территория современной Херсонщины была в основном заселена. Центром стал Херсон, заложенный 19 октября 1778 года. Однако, в середине 90-х годов XVIII века, после возникновения города Николаева, центр судостроения был переведен туда, и Херсон утратил статус столицы губернии.

Деревня Балабановка и ее владельцы

История появления Балабановки на географической карте Херсонщины тесно переплетается с историческими событиями, происходившими в то время в России.

Деревня Балабановка возникла в 1783–1784 годах на территории современной Николаевской области (Украина). До 8 октября 1802 года Балабановка входила в состав Новороссийской губернии.

Существуют две версии о происхождении названия деревни Балабановки. По первой из них, название произошло от фамилии штаб-лекаря Федора Балабана из госпиталя, расположенного рядом с деревней. По другой версии, название «Балабановка» связано с птицами балабанами, в большом количестве обитавшими в имеющихся в этих местах плавнях. На современной географической карте нет села Балабановка, так как там, где оно находилось, вырос новый район города Николаева — Корабельный.

Николаев был заложен в 1789 году на удивительно живописном полуострове у слияния Ингула и Южного Буга. Николаев — город-верфь, колыбель Черноморского флота, один из центров кораблестроения и оборонной промышленности России, затем СССР и Украины.

Предположительно, первым владельцем Балабановки был штаб-лекарь Федор Балабан. Следующим владельцем Балабановки являлся Давыд (Давид) Гаврилович Неранжич (Неранчич), брат гораздо более известного в те времена Семена Гавриловича Зорича (Неранжича). В его деревне было всего 29 крестьян, зато земельный надел велик — третий по размеру в Херсонском уезде. Документы свидетельствуют о том, что эту землю следовало населить определенным количеством работников-мужчин, их число должно быть не менее 675, число женщин не определялось.

Давыд Неранжич родился в 1751 году, в 1789 он генерал-майор,командир гусарского Екатеринславского полка (полка Екатеринославских волонтеров), позднее — генерал-поручик. По-видимому, к нему можно применить характеристику, данную его родному брату Семену Гавриловичу Зоричу (1745—1799): из сербской шляхты, но не имел ни состояния, ни богатой родни. Зорич прославился храбростью, был честен, добросердечен. Он многого добился, но из-за своей излишней доверчивости, случалось, попадал в чрезвычайно сложные ситуации. Судя по оставшимся редким свидетельствам, Давыд вомногом походил на старшего брата.

О Давыде Гавриловиче писал в 1778 году Д.И. Фонвизин, обращаясь к российскому императору, в «Записках первого путешествия (письма из Франции)»:

«Приехал в Париж брат г. Зорича, полковник Неранчич, человек, впрочем, честный, но совсем незнакомый с науками. Служил он весь век в гусарских полках, никогда не брал книг в руки и никогда карт из рук не выпускал. Лишь только проведали д’Аламберт, Мармонтель и прочие, что он брат г. Зорича, то не почли уже за нужное осведомляться о прочих его достоинствах, а явились у него в передней засвидетельствовать свое нижайшее почтение. Мое к ним душевное почтение совсем уже истребилось после такого поступка. Расчет их ясно виден: они сею низостью ласкались через Неранчича достать подарки от нашего двора. Рука, от которой они бы их получили, удовольствовала б их тщеславие, а подарки — корыстолюбие».

Кому отошла Балабановка после смерти Неранжича — неизвестно. Светлейшая княгиня Софья Волконская приобрела ее предположительно в начале ХIХ века. Возможно, она и была следующей после Неранжича владелицей этого села.

В конце 80-х — начале 90-х годов XVIII столетия многие дворяне, отличившиеся в турецкой военной кампании, получили в награду от государыни во владение земли Таврической и Херсонской губерний.

В Государственном архиве Николаевской области в «Планах и чертежах земельных участков», принадлежавших разным лицам в Херсонской губернии, имеются следующие записи:

– земли села Галициновки принадлежат С.Ф. Голицыну;

– с. Грушевка, Золотая балка Херсонского уезда — Энгельгардту и т.д.

В межевом деле за 1805 год рядом с названием деревни Балабановки значится фамилия Сергея Федоровича Голицына, а Давыд Гаврилович Неранжич именуется как «покойный». В межевой книге указано, что Голицын владеет пустошью, находящейся рядом с Балабановкой. Факт владения деревней Балабановкой князьями Голицынами документально не подтвержден.

Фамилия Голицыных известна со времен правления царевны Софии (ее тайной любовью был Василий Васильевич Голицын). В XVIII и XIX веках Голицыны — среди военных, государственных деятелей, дипломатов. Их имена связаны с искусством: музыкой, литературой, коллекционированием. Ф.С. Голицын был истинным сыном своей эпохи, когда русские лихие генералы знали одно достойное мужчины дело — воевать.

Сын Федора Сергеевича — статского советника и Президента Ямской канцелярии, Сергей Федорович (р. в 1748 году), в ребяческом возрасте был записан в гвардию. Он получил образование в кадетском корпусе, изучил математические науки, но военная служба по настоящему началась, когда разгорелась война с Портой.

Сергей Федорович быстро продвигался по службе, стяжая славу храбрейшего воина, умелого и разумного командира и награды от Государыни, а потом и от Александра I (Павел I отстранил его от армии). Взлет в карьере ему обеспечили блистательные действия вверенного ему войска в 1791 году, когда была разбита армия Верховного турецкого визиря Юсуфа Паши и захвачены турецкие позиции.

В 1804 году Сергей Федорович Голицын вышел в отставку генерал-аншефом, полным Андреевским кавалером. В 1810 году скончался он 62 лет от роду в Галиции, где, незадолго перед тем, вновь был призван на службу, получив командование армией и где совершил последний свой подвиг — взятие Галиции. Сергей Федорович Голицын, бывая в своих имениях, в хозяйственные дела не вмешивался, предоставив их всецело супруге. Ездил на прогулку верхом или в коляске, читал книги по военной стратегии или истории. До других дел не был охотник. Сражался за шахматной доской с сыновьями или Иваном Крыловым, который был его секретарем и учителем его детей.

С именем жены Голицына, Варвары Васильевны, связано в Николаевском районе несколько названий — с. Варваровка, Варваровский спуск, Варваровский мост. Варвара Васильевна Энгельгардт, третья, любимая племянница графа Потемкина, вышла замуж в 1778 году и принесла Сергею Федоровичу немалое приданое — имения в различных губерниях России, на Украине — село Казацкое под Киевом. А в 1800 году купила у сестры Александры Браницкой 12 тысяч десятин земли в Херсонской губернии, перевезла в 1801 году крестьян из Казацкого и основала село Варваровка на Буге с господским домом, церковью, переправою.

Она родила 10 сыновей, один из которых умер 20-летним (с ним, по воспоминаньям Л.Н. Толстого, была обручена его мать — Мария Николаевна Волконская, но не успела выйти замуж — жених умер от горячки). Толстой пишет о том, что мать его, вышедшая замуж за Н.И. Толстого, в память поэтической своей любви, которую девушки испытывают только раз, дала ему, четвертому сыну, имя жениха – Лев и очень любила его. В 1815 году Варвара Васильевна Голицына умерла.

Документы архива сообщают о том, что село Варваровка и земельные угодья В.В. Голицыной купил граф Карл Осипович де Ламберт, тот де Ламберт, которого военная энциклопедия представляет замечательным военным стратегом, российским генералом — героем Отечественной войны 1812 года, чей портрет, писанный Доу, находился в военной галерее Зимнего дворца. Во времена владения Варваровскими угодьями семьей Ламберта имение достигло большого расцвета.

Князья Волконские ведут свою историю от Рюриковичей. Наиболее известный представитель этой семьи — Сергей Григорьевич Волконский (1788–1865), участвовавший в восстании на Сенатской площади. В формулярном списке «о службе и достоинстве» Сергея Волконского, в графе о происхождении, записано лаконично: «Из Черниговских князей».

Предки декабриста — знаменитые в русской истории Ольговичи, как называли их летописи, — правили в Чернигове и были инициаторами и участниками множества междоусобных войн в Древней Руси. Сам Сергей Григорьевич принадлежал к XXVI колену рода Рюриковичей. По материнской линии Волконский из рода князей Репниных. Его прапрадедом был фельдмаршал А.И. Репнин, а дедом — фельдмаршал и дипломат Н.В. Репнин, подписавший в 1774 году Кючук-Кайнарджийский мирный договор с Турцией. Бабушка по материнской линии, урожденная княжна Куракина, вела свой род от великого князя Литовского Гедемина. Отличительную черту многих близких родственников Сергея Волконского можно определить одним словом — «странность». Историкам хорошо известен его отец — князь Григорий Семенович Волконский (1742–1824). Он был сподвижником П.А. Румянцева, Г.А. Потемкина, А.В. Суворова, Н.В. Репнина.

Согласно послужному списку, Григорий Семенович участвовал практически во всех войнах конца XVIII века. В 1803–1816 годах Григорий Семенович Волконский — генерал-губернатор в Оренбурге, затем — член Государственного Совета. Он был известен тем, что рано вставал и первым делом отправлялся «по всем комнатам и прикладывался к каждому образу», а к вечеру «ежедневно у него служили всенощную, при которой обязан был присутствовать дежурный офицер», тем, что «выезжал к войскам во всех орденах и, по окончании ученья, в одной рубашке ложился где-нибудь под кустом и кричал солдатам: «Молодцы, ребята, молодцы!» Он любил ходить в худой одежде, сердился, когда его не узнавали, выезжал в город, лежа на телеге или на дровнях».

Волконский следовал особенностям поведения своего друга и покровителя А.В. Суворова — «корчил Суворова». Но у образованных аристократов конца XVIII — начала XIX века «оригинальничание» никогда не выходило за определенные рамки, не перерастало в политический радикализм. В служебной сфере эти люди были вполне адекватными исполнителями воли монарха. Именно таким, скорее всего, и был отец декабриста — «странный» человек, но при этом исполнительный и удачливый генерал, вельможа и крупный чиновник.

Странностям и чудачествам Григория Волконского успешно противостояла его жена Александра Николаевна (1756–1834). Основываясь на материалах семейного архива, ее правнук С.М. Волконский утверждал: «Дочь фельдмаршала князя Николая Васильевича Репнина, статс-дама, обергофмейстерина трех императриц, кавалерственная дама ордена Святой Екатерины первой степени, княгиня Александра Николаевна была характера сухого; для нее формы жизни играли существенную роль; придворная дама до мозга костей, она заменила чувства и побуждения соображениями долга и дисциплины», «этикет и дисциплина, вот внутренние, а может быть, лучше сказать, — внешние двигатели ее поступков». Обладая житейской опытностью, практичностью, редким даром ладить с царями, она пыталась привить эти качества своим детям — сыновьям Николаю, Никите, Сергею и дочери Софье. Правда, удавалось ей это далеко не всегда.

Вполне состоявшимся — по меркам того времени — можно считать жизнь лишь старшего из ее сыновей, Николая Григорьевича (1778–1845). «Будучи по фамилии князем Волконским», он в 1801 году получил Высочайшее повеление «называться князем Репниным», «чтобы не погиб знаменитый род».

Как и его отец, князь Репнин всю жизнь провел в военной службе: участвовал в войнах начала XIX века, в 1813–1814 годах исполнял должность военного губернатора Саксонии. С 1816 по 1835 годы он — Малороссийский военный губернатор. Правда, в отличие от отца, он не был замечен в «странностях» и «чудачествах». Николай Репнин слыл в обществе либералом, славился гуманностью (ему, например, принадлежала инициатива в истории с выкупом из крепостной зависимости актера М.С. Щепкина), пользовался уважением современников.

Князь Репнин был признанным авторитетом и для младшего поколения семьи Волконских. «Брата я почитаю себе вторым отцом, и ему известны все мои мысли и все мои чувства», — писал Сергей Волконский в 1826 году. Отцовские «странности» в полной мере унаследовала дочь Софья Григорьевна (1785–1868). В 1802 году она вышла замуж за дальнего родственника, одного из самых влиятельных военных Александровской эпохи, князя Петра Михайловича Волконского (1776–1852).

С 1813 по 1823 годы П.М. Волконский — начальник Главного штаба русской армии. В ноябре 1825 года в Таганроге на его руках скончался император Александр I. При Николае I П.М. Волконский был назначен министром императорского двора и уделов, стал генерал-фельдмаршалом. Естественно, что ни при одном из «венценосных братьев» Софья Волконская ни в чем не знала нужды.

Однако среди современников Софья Григорьевна Волконская славилась, прежде всего, крайней скупостью. Согласно материалам семейного архива, «скупость ее к концу жизни достигла чудовищных размеров и дошла до болезненных проявлений клептомании: куски сахару, спички, апельсины, карандаши поглощались ее мешком, когда она бывала в гостях, с ловкостью, достойной фокусника».

«В своем доме на Мойке она сдавала квартиру своему сыну. Сын уехал в отлучку, — она воспользовалась этим и сама вселилась в его комнаты. Таким образом, она ухитрилась в собственном доме прожить целую зиму в квартире, за которую получала». При этом она была способна и на неожиданную щедрость: «Бранила горничную за то, что та извела спичку, чтобы зажечь свечу, когда могла зажечь ее о другую свечку, а вместе с тем, не задумываясь, делала бедной родственнице подарок в двадцать тысяч».

Некоторые странности в характере С.Г. Волконской не мешали ей заботиться о благополучии своей семьи. Составляя завещание, Софья Григорьевна, с согласия мужа, учредила два майората для своих сыновей: 1-й, Городецкий, для старшего, Дмитрия Петровича, 2-й, Софийский, для младшего, Григория Петровича. В Софийский входили: село Софийское, деревня Мокшанцево Саратовской губернии Сердобского уезда и деревня Балабановка Херсонской губернии Херсонского уезда. Село Софийское — родовое имение, собственность Софьи Григорьевны. К ней оно перешло по наследству от матери, статс-дамы Александры Николаевны Волконской. Деревня Балабановка — имение приобретенное. Она была куплена Софьей Григорьевной, видимо, в начале ХIХ века.

Достоверно известно, что со времени приобретения Балабановки Софьей Григорьевной Волконской эта деревня (в документах ХIХ века иногда называемая и селом, и местечком) до 1917 года оставалась владением Волконских. В деревню Балабановку Волконские переселили принадлежащих им крепостных крестьян, ранее проживающих в селе Софийском Саратовской губернии Сердобского уезда. На старых картах встречаются иные варианты названия Софийского — Софиевка, Софьевка, Софьино.

После отмены крепостного права в 1861 году освобожденные крестьяне, как правило, оставались в своих селениях. Сын Софьи Григорьевны, Григорий Петрович Волконский (1808–1882), уже после реформы управляя доставшимися ему от матери поместьями, собирал с крестьян Балабановки выкупные долги. Санкт-Петербургская газета-журнал «Гражданин» 25 февраля 1874 года в разделе «Хроника за две недели» поместила следующую информацию:

«Херсонские Губернские Ведомости» сообщают, что тайный советник, светлейший князь Григорий Петрович Волконский, ввиду неурожая, постигшего сельское общество деревни Балабановки Херсонского уезда, сложил с них весь следуемый и подлежащий к уплате в октябре 1873 года долг по выкупному договору в количестве 2108 р. 69 к.»

Григорий Петрович Волконский (1870–1940), правнук Петра Михайловича и Софьи Григорьевны Волконских, в 1908 году устроил при Балабановке собственную «экономию» — так до 1917 года называлось крупное помещичье хозяйство на Украине, в котором использовался наемный труд и сельскохозяйственные машины.

После Октябрьской революции Волконские, как и все помещики Российской империи, были лишены своих прав на принадлежавшие им прежде земли. Земли Балабановки стали общенародной собственностью.

Комментариев нет

Страницы: 1 2