История немецких колонистов. Немцы Поволжья

Известно, что среди немецких крестьян, благодаря их рачительному труду, было немало таких, кого в России называли середняками или даже зажиточными крестьянами. Такие семьи, как и аналогичные семьи русских крестьян, подверглись раскулачиванию наряду с мироедами-кулаками, эксплуатировавшими наемный труд. Репрессиям подверглась большая часть немцев. Причем из немецких поселений, в отличие от раскулачиваемых русских деревень, высылались не целые семьи, а, как правило, трудоспособные мужчины, что порождало безотцовщину и все известные ее последствия.

Раскулачивание шло, как уже говорилось, не по национальному, а по классовому признаку. В северные районы выселялись и русские, и украинцы, и немцы. Но немцы всегда были хорошими хозяевами, а потому среди выселенных в процентном отношении они составляли значительную долю. Так, в Коми АССР немцы составляли свыше 6% от общего числа сосланных туда в ходе раскулачивания, уступая по этому показателю только русским. По окончании процесса раскулачивания в 1937 году в АССР НП проживало около 323 тысяч немцев и 106 тысяч русских. И никто тогда не предполагал, что немцам пребывать и вести хозяйство здесь осталось считанные годы.

В советские времена, в отличие от дореволюционных, немецкие колонисты стали разменной картой в международных отношениях и прежде всего в отношениях с Германией. Когда Россией правили цари, немецким властям было не до своих бывших соотечественников. Они, видимо, считали их отрезанным ломтем. Зато когда власть перешла к большевикам, враждебные международные круги сочли необходимым использовать немецких колонистов для противодействия советской власти изнутри. В периоды потепления отношений, в частности с Гитлером, немецким поселенцам жилось легче, но в иные моменты, не говоря уж о военных годах, жить немцам становилось невмоготу.

Как и следовало ожидать, с началом Великой Отечественной войны на немецких поселенцев обрушился целый шквал репрессий. 28 августа 1941 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР о переселении немцев из Саратовской, Сталинградской областей и территории бывшей Республики Немцев Поволжья в отдаленные районы Сибири, Казахстана и Средней Азии. Правда, еще раньше, в июле того же года, были переселены на восток 45000 крымских немцев. Повторялась ситуация 1914 года, когда немцы в своем большинстве относились к властям лояльно, а те к ним — настороженно. Кстати, подобная картина наблюдалась не только в России, но и в странах Западной Европы. Но в СССР в дополнение ко всему распространилась легенда, будто бы для проверки лояльности немецкого населения Поволжья в один из их населенных пунктов был выброшен десант переодетых в гитлеровскую форму чекистов. Явившись к хозяевам, в первую очередь к занимающим руководящие посты, и ссылаясь на скорый приход фашистских войск, они попросили спрятать их от советских властей. Колонисты якобы с удовольствием сделали это. Сигналов в советские органы от них не поступило. На следующее утро «спрятанные» арестовали своих хозяев и погнали их в Сибирь.

В Указе такой эпизод не приводится, но говорится о готовившихся в массовом порядке разведывательных и диверсионных группах из немецких колонистов. Как бы то ни было, но, согласно Указу, подлежало репатриации 340000 поволжских немцев, причем мужчины призывного возраста (от 20 лет до 50) репатриировались отдельно от членов их семей. Опять наносился удар по семьям, подталкивающий немецких женщин к ассимиляции с русским населением.

В конце сентября 1941 года первый эшелон с репатриируемыми немцами прибыл на Алтай. Сюда перевезли 95 тысяч человек из 1,2 миллиона немцев, подлежащих переселению. Из прибывших две трети были немедленно мобилизованы в трудовую армию НКВД для работы на оборонных предприятиях, шахтах, лесоповалах и других местах, требующих в условиях войны рабочих рук для тяжелого труда. В частности, на Алтае трудармейцы работали на содовом заводе, расположенном посреди степей, на танковых заводах, лесоповалах и даже в совхозе НКВД, который позже стал научно-исследовательским институтом земледелия и селекции.

Вообще о трудовой армии следует сказать особо. Сам этот термин в официальных документах времен Великой Отечественной отсутствует. Он взят из эпохи гражданской войны. Тогда, по инициативе Л. Д. Троцкого, была введена трудовая повинность. Ей подвергались как специально отмобилизованные граждане, так и возвращавшиеся с фронтов целые дивизии и даже армии. Из них формировались военно-трудовые подразделения, которые вместе составляли так называемую «революционную трудовую армию».

Трудовая армия, составленная из немцев в 40-е годы, имела мало общего с той «революционной». В обоих случаях труд был принудительным. Но мобилизованные немцы жили в казармах при лагерях НКВД или других наркоматов, в огороженных колючей проволокой охранных зонах. То есть условия жизни трудармейцев максимально приближались к условиям заключенных. Разница лишь в том, что последние находились в лагерях в соответствии с приговором суда за какую-то провинность, а вина трудармейцев заключалась лишь в том, что они — немцы по происхождению. Немецкий поэт Герман Арнгольд писал по этому поводу:

Oh, die Sovjetdeutschen
Wissen, was das bedeutet!
Sie wurden
Verr50084ter und Feinde
Gestempelt Jahrzehnte
Hindurch verleumdet
Und diskriminiert.

В переводе на русский это звучит так:

О, советские немцы
Знают, что это значит!
Им навесили
Ярлык
Предателей и врагов
На десятилетия клеветы
И бесправия.

Формирование немецкой трудовой армии проходило в четыре этапа. На первом (сентябрь 1941 — январь 1942 года) в лагеря мобилизовали немцев, переселенных из Украины, а также выведенных из состава действующей армии. Всех их распределили по четырем лагерям — Ивдельлаг, Соликамбумстрой, Кимперсайлаг, Богословстрой. Одновременно с развертыванием этих лагерей происходило расселение всех немцев из Европейской части СССР по Сибири и Казахстану.

На втором этапе, продолжавшемся с января по октябрь 1942 года, к трудовой повинности привлекли мужчин-немцев в возрасте от 17 до 50 лет со всей территории страны. Из них формировались рабочие колонны по 1000 человек, а несколько колонн составляли рабочий отряд, который направлялся в лагерь или на стройку НКВД.

В октябре 1942 года начался третий, самый массовый, этап трудовой мобилизации советских немцев. Он продолжался до декабря 1943 года. Теперь трудармейцы распределялись уже по объектам 34 наркоматов, а наряду с мужчинами в рабочих отрядах и колоннах состояли и женщины-немки в возрасте от 16 до 45 лет. Последний, четвертый этап длился с января 1944 года до ликвидации трудовой армии, официально произошедшей в 1946 году. Теперь лагеря пополнялись в основном за счет советских граждан немецкой национальности с освобожденных Красной Армией территорий, находившихся под фашистской оккупацией.

Итак, в период с 3 по 20 сентября 1941 года произошла депортация поволжских немцев. Группами по несколько семей они направлялись, в частности, в действующие колхозы Казахстана. Там их застало Постановление Государственного Комитета Обороны СССР от 10 января 1942 года «О порядке использования немцев-переселенцев призывного возраста от 17 до 50 лет». Согласно Постановлению, вновь набранные трудармейцы направлялись на лесозаготовки, на строительство Бакальского и Богословского заводов, а также на прокладку Уральской железной дороги. Немцы из Средней Азии ехали в Челябинск, откуда распределялись на объекты строящейся Южно-Уральской железной дороги.

Условия проживания, внутренний распорядок в лагерях были аналогичны тем, что предписаны для заключенных. Те же нары, на которых спят сразу по нескольку человек, те же конвои и колючая проволока, то же скудное питание и ветхая одежда. Для немцев не устанавливалось скидок на погодные условия — трудились в любой дождь и мороз. Это приводило к многочисленным простудным заболеваниям. Не соблюдались даже самые скудные нормы питания, было немало случаев смерти от голода. В лагерях НКВД умирало до 10% от общего числа находившихся в них трудармейцев. А как их хоронили?

Комментарии к записи История немецких колонистов. Немцы Поволжья отключены

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9