История немецких колонистов. Немцы Поволжья

Надо сказать, что и до их отбытия из России наметились процессы расселения по другим местам немцев из Поволжья. Это было связано с ростом численности населения и обозначившимся избытком рабочей силы. Кроме того, в соответствии с принятыми тогда законами отцовскую землю наследовал младший сын, а старшим детям приходилось искать источник существования в других местах. Еще в 1830 году часть поволжских колонистов перешла в Ставропольскую губернию, создав там поселения Иоганнесдорф и Каррас. В связи с избытком рабочей силы и нехваткой пахотных земель началось массовое переселение в Оренбург, на Алтай, в Среднюю Азию и Казахстан. В последнем на 1920 год насчитывалось более 50 тысяч немцев, причем процесс их миграции туда продолжался. К моменту снятия всяких ограничений по выбору мест жительства в 1972 году в Казахстане проживало около 1 миллиона немцев. На сегодняшний день эта цифра уменьшилась более чем в 3 раза.

Отдельно следует сказать о переселении немцев в Среднюю Азию. Пожалуй, первым представителем этой нации, оказавшим огромное влияние на судьбы края, был российский генерал Кауфман. Правда, в словарях того времени он числился русским, но, согласитесь, Константин Петрович фон Кауфман — очень редкое для русских сочетание имени, отчества, фамилии и особенно частицы «фон».

Как бы то ни было, но колонизация Средней Азии с последующим присоединением ее к России проходила именно под руководством генерал-адъютанта фон Кауфмана. В июле 1867 года был учрежден Туркестанский военный округ, а в 1868 году его войска под командованием Кауфмана начали боевые действия против Бухарского ханства. В мае они без боя взяли Самарканд. Судьба края была предрешена. Спустя пять лет настала очередь Хивинского ханства. В результате мощного наступления на столицу края Хива взята, а само государство становится протекторатом России. В 1875—1876 годах войска Кауфмана подавляют восстание в Ферганской долине. Кокандское ханство ликвидируется, а на его месте образуется Ферганская область в составе России. Таким образом, было утверждено безраздельное господство России в Туркестане. Здесь учредили генерал-губернаторство, а первым генерал-губернатором, естественно, стал К. П. Кауфман. Несколько позже, в 1881 году под его же руководством был захвачен Ашхабад — белых пятен на карте присутствия России в данном регионе не осталось.

Но не только военными победами отмечена деятельность Кауфмана в Средней Азии. В 1874 году он начал обширную работу по гражданскому обустройству края. Было открыто 4 гимназии, 60 общеобразовательных школ. Построена публичная библиотека, авторский коллектив приступил к написанию «Туркестанского сборника» — издания, где собрано все, что когда-нибудь было написано о Средней Азии на всех языках мира. Повсеместно открывались торговые лавки, принял первых зрителей первый в крае драматический театр. На новый уровень выходила и экономика края: внедрялась современная культура обработки хлопка, развивались шелководство и виноградарство — то, что немцам не удалось внедрить в Поволжье, началось планомерное орошение Голодной степи. Разумеется, что все это требовало многих и многих грамотных специалистов в области культуры, строительства, мелиорации, агрономической науки и других. Рассчитывать на местные кадры не приходилось.

Понимая это, Константин Петрович Кауфман мечтал о масштабной русской иммиграции в эти края. Он успел сделать только первые шаги в данном направлении, — близ города Ташкента появился русский поселок. Переселенцы привезли новые для этих мест сельскохозяйственные культуры — картофель, сахарную свеклу, клубнику… Это было только начало. Большего генерал-губернатор сделать не успел — в 1882 году Кауфман скончался. Но главное свершилось — мост из европейской части России в Среднюю Азию проложен. Со временем по нему устремятся тысячи переселенцев, в том числе и немецкой национальности.

Кстати, первые из них — 70 меннонитских семей — прибыли в Туркестан из Самарской и из Таврической губерний еще при жизни генерал-губернатора, в 1881 году. Из них 41 семья поселилась в Сырдарьинской области, а 29 — в Хивинском ханстве. Но основные потоки переселенцев из числа поволжских немцев потекли в Среднюю Азию в 90-е годы ХIХ столетия, когда к дефициту пахотной земли в Поволжье прибавился голод. В целом же перепись населения 1897 года показала, что в Туркестане проживают уже сотни немецких семей различных вероисповеданий.

Вообще для конца ХIХ — начала ХХ века характерен отток поселенцев с берегов Волги. С 70-х годов девятнадцатого столетия и до начала Первой мировой войны в Америку эмигрировало свыше 100 тысяч немцев Поволжья. Ну а те, кто остались, доблестно сражались в рядах русской армии. И таковых было не много, не мало — около 300 тысяч человек. Они ощущали себя полноправными гражданами России, что не вполне разделялось российскими властями. Подозрительность к немцам подтверждалась и экономическими мероприятиями. Так, с началом войны было свернуто субсидирование немецких школ. Предвзятое отношение к немцам охватило и население. 17 мая 1915 года в Москве произошел немецкий погром. Аналогичные акции прошли в Петрограде и некоторых других крупных городах. В том же году были приняты законы о ликвидации землевладения и землепользования, в соответствии с которыми сотни тысяч немцев должны были покинуть освоенные земли и переехать в Западную Сибирь. Успели выслать 200 тысяч из Волыни. Выселить остальных помешала Февральская революция 1917 года. Но к этому моменту все немецкие поселенцы настрадаться успели.

Однако это были только цветочки. Никто тогда не знал, какие ягодки, какие испытания ждут представителей этой нации впереди. Собственно говоря, как и представителей всех национальностей нашей многонациональной страны.

После Октябрьской революции 1917 года отношения немцев с новой советской властью складывались непросто и неоднозначно. Отчасти этому способствовал и национальный менталитет поселенцев. С одной стороны, они привыкли уважительно относиться к властям, чтить действующие законы, были дисциплинированы, аккуратны, трудолюбивы. Их хозяйственная деятельность к моменту революции уже была в достаточной степени кооперирована. Но кооперация осуществлялась не из политических соображений, а исключительно по мотивам экономической целесообразности. С другой стороны, немцев отличали бережное отношение к собственности, индивидуализм, превалирование в сознании интересов семьи над всеми прочими интересами. Понятно, что это противоречило идеологии большевизма.

Отсюда становится ясным, почему в Гражданскую войну целая бригада немецких колонистов оказалась в рядах армии Врангеля. И напротив, попавшие в Красную Армию нередко дезертировали из нее, и целые полки отказывались выполнять приказы командования. Конечно же, такое нелояльное поведение не могло остаться не замеченным новой властью. Но в целом в период между двумя войнами отношение к немцам, как и к представителям других наций, со стороны властей носило скорее классовый, чем национальный характер.

В тот же период наблюдались явления совершенно противоположного характера. Так, еще в 1918 году появилась одна из первых в Советской России Трудовая Коммуна Немцев Поволжья. В ней были продемонстрированы образцы высокопроизводительного коллективного, можно сказать — социалистического труда. И это учитывалось властями — в 1924 году Коммуне предоставили автономию, так появилась Автономная Советская Социалистическая Республика Немцев Поволжья (АССР НП), просуществовавшая практически до начала Великой Отечественной войны. Она стала самым крупным немецким государственным образованием на территории СССР. Создавались и другие немецкие национальные районы и немецкие же органы местного управления — советы в местах компактного проживания граждан этой нации, разбросанных по всей советской территории от западной Украины и Причерноморья до Сибири, Казахстана и районов Севера. Правда, эти образования были ликвидированы в 30-е годы, еще раньше, чем сама АССР НП.

Во многих областях социалистического строительства немецкие национальные образования показывали пример всем другим областям и народностям. Строились школы, средние специальные заведения, открылись 5 вузов. В Республике Немцев Поволжья ранее, чем в других, была ликвидирована безграмотность. На немецком языке издавались газеты и книги. Возводились дворцы культуры. Но беды, характерные для всей страны, не проходили мимо немецкой части ее населения. Так, в результате неразумной политики хлебозаготовок в 1921 — 1924 годах среди немцев впервые за последние полтора столетия разразился голод. В результате войн и недоедания в период с 1914 по 1924 год немецкое население, составлявшее к началу Первой мировой войны 1,6 миллиона человек, сократилось на четверть. А впереди был еще голод 1932 — 1933 годов, связанный на этот раз с раскулачиванием.

Комментарии к записи История немецких колонистов. Немцы Поволжья отключены

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9