История немецких колонистов. Немцы Поволжья

Те, в свою очередь, заранее осведомлены о цели визита, но представляются несведущими. Разговор начинается о разных разностях, во время оного визитеры щедро угощают хозяев принесенной водкой. Постепенно начинают нахваливать хозяев, их дом и ненароком переводят беседу на лестные оценки дочери. Когда же напрямую ставится вопрос о сватовстве, отец невесты «для порядка» категорически отказывает, ссылаясь на молодость дочери или на неготовность ее приданого. Уговоры продолжаются, и родители невесты, наконец, начинают соглашаться. В комнату впускают стоявшего за дверьми жениха. Он робко просит у будущих тестя и тещи руки их дочери. Тогда из соседней комнаты приглашается и сама невеста, спрашивают ее согласия на брак. Она согласна, но оставляет решение вопроса на усмотрение родителей. Все оканчивается поцелуями, обменом подарками. На следующий день будут смотрины в доме жениха, потом обручение в церкви, там же оглашение, а затем — свадьба.

Свадебный обряд организуется в соответствии с многовековыми традициями, имеет вид многодневного, тщательно спланированного представления, а после него начинается обыкновенная жизнь, где хозяйственная роль женщины чрезвычайно велика. В первую очередь — в приготовлении пищи. Немцы готовят вкусные, питательные и разнообразные блюда. Их любимые кушанья — свинина, картофель, лапша, клецки. Занятия кулинарией требуют времени. Добавьте необходимость работать в поле, на гумне, за ткацким станком, на прялке, заниматься шитьем и вязаньем — и вы получите представление об объеме работ, выполняемых женщиной-колонисткой.

Долго сохраняли колонисты и национальные обычаи отмечать праздники. На Рождество вместо русского Деда Мороза к немецким детям с поздравлениями являлся ряженый, переодетый медведем. Такой визит носил и воспитательное значение, поскольку сопровождался разбором, кто и чем провинился. Своеобразной была у них и встреча Нового года. Поздравляющие являлись к хозяевам примерно в 5 часов утра и первым делом палили дробью в дверь. После такого салюта двери распахивались, следовали взаимные приветствия и застолье. На главный христианский праздник Светлое Христово Воскресение немцы не готовили куличи и творожные пасхи. Зато перед Троицей каждый жених стремился поставить перед домом невесты самое красивое наряженное «майское дерево».

Не чужды были поселенцам и различные суеверия: многие из колонистов не сомневались в существовании ведьм, привидений, связанные с кладами и кладоискателями, в силе заклинания. До середины Х1Х века немцы на законных основаниях подвергались телесным наказаниям, присуждаемым сельским судом «за порчу». В городах, где жили немцы, не годные к хлебопашеству, следование старинным традициям было менее заметным, но и там сохранялся национальный колорит.

Еще в 1766 году в Саратове возникло поселение ремесленников-колонистов. С 1769 года оно называлось Саратовская немецкая слобода. Там трудились седельники, живописцы, резчики и другие кустари. В 1774 году слободу до основания разрушили пугачевцы, но через несколько лет, после ее восстановления, в ней открыли мануфактуры, часть из которых положила начало новым отраслям российской промышленности. Из-за отсутствия до 1871 года в поселениях общеобразовательных школ общий профессиональный уровень, а следовательно, и готовность к работе в технологичных производствах промышленности, были невысоки. Да и те, кто чему-то выучился, порой не могли найти себе применения.

Документы тех лет рассказывают, например, о судьбе некоего Грефа, который учился музыке и стал органистом, затем окончил университет, но подходящей работы не нашел. Он мучился тщеславием, был недоволен заработками, что, в конце концов, привело к буйному помешательству и ранней смерти. И его судьба не является редким исключением. На российских просторах не смогли найти себя многие немцы, не имеющие пристрастия к аграрному труду.

Исключение составляют жители Сарепты, особого поселения — тоже немецкого, но не аграрного, а промышленного. Расположено оно было на острове, вблизи Царицына, напротив того места, где река Сарпа впадает в Волгу. Основали его так называемые «богемские братья» — последователи Яна Гуса. Здесь собрались образованные и культурные люди, провозгласившие коммунальный принцип собственности. Эти первые поволжские коммунары открыли свечной и кожевенный заводы, красильню, бойню, кондитерскую и табачную фабрики, магазин, гостиницу, разбили сады, поставили мельницы. Ну чем не современный город! Постоянные потребители товаров сарептских умельцев — калмыки и казаки. А от непрошеных гостей городок со всех сторон защищали артиллерийские батареи.

Для защиты от набега Пугачева оборонительных сил не хватило, и поселение было разрушено. Но уже к 1789 году производство восстановлено в прежних объемах. К тому же добавились новые отрасли — мыловаренная, ткацкая, суконная. В селении появились аптеки, а в 1772- 1773 годах и общеобразовательные школы. Открыт целебный источник. Самыми выгодными коммерческими проектами здесь стали производство горчицы и сарептского бальзама. Правда, в итоге оказалось, что из-за недостаточных объемов производства и удаленности его от центра России местные товары по общероссийским меркам дороги и неконкурентоспособны. В 1904 году Сарепту приравняли в правах к другим немецким поселениям, и экономическое значение ее оказалось утраченным. Зато след в духовной жизни общества оставлен ею навсегда. И даже знаменитый русский писатель и революционер-демократ Герцен получил первоначальное воспитание именно от сарептянина. Именно от него он унаследовал общинный дух, который стал знаменем всей его деятельности.

Но вернемся к сельским поселениям поволжских немцев. Разумеется, они жили «не хлебом единым». Большую роль в их жизни играла церковь.

Известно, что российская веротерпимость стала одним из основных факторов, обусловивших решение колонистов о переезде в Россию. Наша страна в силу обширности ее территории всегда была не только многонациональна, но и многоконфессиональна. Здесь благополучно уживались представители трех мировых религий — христианства, ислама и буддизма. Кроме того, имелись люди, исповедавшие различные вероучения в рамках этих религий и многочисленные сектанты. Исходя из этого, российскому государству не представлялось проблемным принять несколько десятков тысяч германцев, исповедующих одну из ветвей христианской веры.

В известном вызывном манифесте иностранных поселенцев на этот счет указывалось: «Всем прибывшим в Империю нашу на поселение иметь свободное отправление веры по их уставам и обрядам беспрепятственно; а желающим не в городах, но особыми на порозжих землях поселиться колониями и местечками, строить церкви и колокольни, имея потребное при том число пасторов и прочих церковнослужителей».

Мало того, переселенцам не только гарантировалась свобода вероисповедания, но и дозволялось обращать в свою веру представителей других религий, кроме православных христиан. В России делами иностранных вероисповеданий ведала юстиц-коллегия. Делами католиков она занималась до 1774 года, а протестантов — до 1819 года. В 1774 году для российских католиков была учреждена Белорусская римско-католическая епархия с резиденцией в Могилеве, позже преобразованная в архиепископство. При окончательном разделе Польши в 1795 году к России отошло еще 5 католических епархий, а в 1848 году к ним присоединилась вновь созданная Херсонская епархия, перекочевавшая затем в Тирасполь и, наконец, в Саратов.

С протестантским вероисповеданием связана другая история. До прихода немцев в Поволжье в Российской империи протестанты имелись в основном в Прибалтике. Ими и управляла юстиц-коллегия, опираясь на шведский церковный закон и порядки. Но Поволжье от Прибалтики далеко, и какое-то время немецкие переселенцы протестантского вероисповедания оказались предоставлены сами себе. Церковные требы отправляли пришедшие вместе с колонистами пасторы, которые не всегда соответствовали своему высокому предназначению. Поправить положение попытался император Александр I, учредив сан евангелическо-лютеранского епископа и Генеральную консисторию того же вероисповедания, к которой перешли функции юстиц-коллегии. В Саратове была учреждена провинциальная евангелическо-лютеранская консистория.

Комментарии к записи История немецких колонистов. Немцы Поволжья отключены

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9