История немецких колонистов. Немцы Поволжья

Расхожее мнение, что немцы появились в России в основном при Петре Великом, довольно далеко от истины. Во-первых, потому что они получили постоянное местожительство при царском дворе еще при Иване Грозном, а во-вторых, пик их переселения, причем с деловыми долгосрочными целями, пришелся на время царствования Екатерины II.

Если же говорить о местах немецких поселений в России, то их было, по меньшей мере, шесть: обособленные группы жили в Прибалтике, Поволжье, Новороссии, Волыни, Закавказье, а также в Москве и Петербурге. Не все, кого на Руси именовали немцами, действительно относились к этой нации. Когда-то так называли иноплеменников, говоривших на непонятном языке, — производили от слова «немой» прозвище «немец». Из числа же настоящих немцев прибалтийские, или остзейские, жили на восточном побережье Балтийского моря с незапамятных времен, а момент появления германцев в Поволжье четко прослеживается по историческим источникам. Что касается «придворных» немцев, то их судьба всецело зависела от капризов правящих монархов. Так, при Иване Грозном они приближены к царю, служили ему консультантами и советчиками, развивали печатное дело — открыли в Москве типографию. Почетом были окружены голштинские купцы.

Когда наступили времена великой смуты, стало не до иностранцев. С воцарением династии Романовых взоры властителей обратились на запад. Пополнились ряды российских немцев при царе Алексее Михайловиче. У них даже появился могущественный покровитель в лице известного русского дипломата, приближенного монарха — боярина А. С. Матвеева. Правда, при следующем юном самодержце, Федоре Алексеевиче, когда страной фактически правила боярская клика, Матвеев попал в немилость, и вместе с тем резким ограничениям в правах подверглись опекаемые им немцы.

Дело поправилось с воцарением Петра I. Хотя и пришлось еще пострадать переселенцам из Германии во время властвования Софьи, но в конце концов восторжествовала политика Петра. Его дружба с европейцами хорошо известна, а про Кукуеву слободу знает каждый школьник. Вспомним только, что начинания царя-преобразователя претворялись в жизнь и какое-то время после его смерти. Так, в 1732 году в Санкт-Петербургский кадетский корпус было принято 120 немецких мальчиков.

Очередное ухудшение положения российских немцев произошло во времена царствования Елизаветы Петровны. Свое негативное отношение к Фридриху Великому царица распространила на всех его бывших соотечественников. Однако и при этой суровой хозяйке российского престола разрабатывались гораздо более масштабные, чем у ее предшественников, планы использования иностранцев, в первую очередь немцев, в деле защиты интересов государства российского. Но воплотиться таким планам в жизнь суждено было только по воцарении на русском троне уроженки города Цербста, немецкой принцессы, ставшей великой государыней российской Екатериной II.

К началу шестидесятых годов ХVIII века в Европе обнаружилась нехватка людских ресурсов. Причина тому — Семилетняя война, в которой участвовала большая часть стран континента, включая Россию. И пока отношения между собой выясняли Англия с Францией, Пруссия с Австрией и примкнувшие к ним союзники, поля Европы щедро поливались интернациональной солдатской кровью. Когда бойня наконец закончилась, потери участвовавших в ней стран оказались настолько велики, что некоторые государства стали призывать на свою землю для ее обработки иностранных подданных, одаряя иммигрантов существенными льготами и ссудами. Ряд стран, княжеств и курфюрств, чтобы удержать своих граждан от побега за рубеж, вводил весьма строгие запретительные и карательные меры, вплоть до смертной казни за попытку покинуть отечество.

Что касается России, то ей рабочих рук не хватало всегда, независимо от войн и военных конфликтов. Ведь в давние года наши предки считали своим долгом расширять пределы страны в восточном и северном направлениях. Имена первопроходцев — Хабарова, Дежнева, Ермака и других и сегодня зафиксированы в названиях географических объектов, расположенных на исторических путях. Но одно дело героически продвинуться куда-то, ломая сопротивление инородцев во имя приращения земель к родному государству, и совсем другое — многовековым кропотливым и изнурительным трудом осваивать эти земли в хозяйственном отношении. По крайней мере, для этого нужны были люди, готовые вместе с семьями покинуть насиженные места и ехать на вечное поселение куда-то в неведомые края, чтобы там, среди непроходимых лесов и болот, распахивать целину, строить дома, заводить скот, — словом, начинать жизнь сначала. Вот таких-то людей в России и недоставало. Отдельные беглые крепостные и разбойники — не в счет. Их было мало, им не хватало организованности, денежных средств и орудий труда.

Оставался один выход — призвать на помощь иностранцев. От многолетних рассуждений на эту тему перейти к делу решилась российская императрица, по происхождению немка, Екатерина II. По мнению царицы, более других для такой миссии подходили выходцы из Германии, известные своим трудолюбием, добросовестностью, пунктуальностью и аккуратностью, к тому же использующие новейшие технологии сельскохозяйственных работ. Начать освоение бескрайних малонаселенных просторов России она решила с Поволжья. Его территория граничила с центральными районами страны, включала в себя важные транспортные пути. Но в Поволжье хозяйничали бесчисленные разбойничьи кочевые племена калмыков и киргиз-кайсаков, да и «отечественные» разбойники не отставали, спускаясь с целью грабежей по Волге на челноках. Сильному государству необходим повсеместный порядок, поэтому следовало незамедлительно укреплять восточные рубежи. Призвав сюда своих бывших соотечественников, Екатерина II положила начало новому для восемнадцатого столетия историческому и географическому понятию «немцы Поволжья».

Первый конкретный документ по привлечению иностранцев в Россию был создан в декабре 1762 года — Манифест о вывозе колонистов, Этот документ разослали российским представительствам за рубежом для публикации в местных газетах, но успеха он не имел, так как носил декларативный характер. Как писал наш посол в Лондоне граф Воронцов, «одно только обещание принимать тех, которые к тому являться будут, не может привлечь большого числа жителей, ибо в сем случае оставили бы они то, что им уже надежно, для принятия того, что им еще совсем безызвестно».

С учетом данного обстоятельства 22 июля 1763 года были обнародованы еще два царских законодательных акта, конкретизирующих и дополняющих Манифест. Это Манифест о даруемых иностранным переселенцам авантажах и привилегиях и Указ об учреждении Канцелярии опекунства иностранных. В двух довольно обширных документах подробно расписывались предоставляемые льготы, а Указ учреждал орган государственной опеки и надзора, который подчинялся непосредственно императрице. Канцелярия опекунства несколько десятилетий будет руководить всеми взаимоотношениями с иностранными поселенцами. Первым ее руководителем назначили фаворита царицы графа Григория Орлова.

На этот раз публикация документов за рубежом вызвала огромный общественный резонанс. Иностранцев привлекала провозглашенная в них свобода вероисповедания для приезжих и обилие обещанных льгот. Переселенцы временно освобождались от податей, им выдавались кормовые на все время переезда к новому месту жительства в России и проездные, по приезду обещали ссуды на строительство домов и хозяйственных построек, на сельхозинвентарь и на питание до получения первого урожая. Все это казалось очень привлекательным для немецких крестьян, и работа по их набору закипела.

Поначалу заниматься ею пришлось таким известным российским посланникам за границей, как Мусин-Пушкин в Гамбурге, Смолин в Регенсбурге, граф Воронцов в Лондоне. Естественно, охватить весь объем работ, связанных с набором будущих переселенцев, этим рафинированным дипломатам оказалось не под силу. Нередко к ним обращались разного рода аферисты, которые, получив деньги на проезд, в Россию не ехали, а скрывались из поля зрения вербовщиков. Тогда посланники предложили назначить для вербовки специальных людей и все соответствующие операции проводить через них. Первым «вербовщиком» стал купец Ганс Христиан Шмидт. Он и ему подобные получали звания особых комиссаров. С учинением такой должности порядка стало больше. Теперь деньги будущим колонистам вручались только по прибытию их в портовый город Любек, где их сразу зачисляли в отряд под командой форштрегера и откуда производилась отправка переселенцев в Россию.

Но и комиссары, как официальные назначенцы российских посольств, встречали серьезные затруднения в своей деятельности. Дело в том, что Австрия, Пруссия и некоторые другие германские государства сами нуждались в людях и набирали в опустошенные Семилетней войной провинции колонистов. Выезд оттуда был запрещен под страхом смерти. Многим рисковали и пытающиеся организовать их выезд из этих провинций вербовщики.

Комментарии к записи История немецких колонистов. Немцы Поволжья отключены

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9