Уничтожение документов по евреям в Витебске

Сохранность метрических сведений – одна из основных проблем, с которой сталкиваются наши исследователи при изучении родословной семей, в которых есть еврейские корни. Наиболее остро эта проблема стоит в том случае, когда оказывается, что предки заказчика родом из западных регионов, в частности, населенных пунктов Витебской губернии. Истоки этого – в исторических реалиях.

Первые сведения о евреях в Витебске относятся к 1551 году, хотя волна эмиграции еврейского населения из прирейнских государств на восток — в Королевство Польское и Великое княжество Литовское происходила уже в XV столетии. Есть основания полагать, что именно в это время еврейская миграция достигла и далекого Витебска на севере Великого Княжества Литовского. Витебские евреи упоминаются в документах 1551 года в связи с освобождением их от налога под названием «серебщизна». Однако поселение евреев в этом городе еще долгое время не имело статуса общины (т.е. юридического лица), и разрешение на строительство синагоги на собственной земле «в замке или городе» община получила только в 1627 году.

Утрата соответствующих архивных источников не позволяет проследить этапы формирования постоянного еврейского поселения в Витебске. Не сохранилось никаких сведений об изгнании евреев из пределов ВКЛ и последующее возвращение их во времена Александра Ягеллончика. Подробные сведения о жизни общины содержались в витебском пинкосе — актовой книге еврейской общины, охватывающей период около 200 лет (ее первый протокол датирован 5466 годом от Сотворения мира, т.е. 1706 годом), однако в середине XX века он был утрачен, и в настоящее время его судьба остается неизвестной.

Уже в XVI веке евреи ВКЛ объединялись в религиозно-этнические общины — кагалы, во главе которых стояли «старшие еврейские», которых на год выбирал кагал. Владислав IV позволил евреям приобретать в Витебске дома и участки и свободно ими распоряжаться. 1627 годом было датировано письмо витебского воеводы Симона-Самуеля Любартовича Сангушко с разрешением евреям, от имени которых выступал витебский арендатор Юда Якубович, возвести храм «в королевском городе Витебске на их собственной земле, приобретенной ими либо в замке, либо в самом городе».

В 1654 году Витебск был осажден московским войском во главе с воеводой Василием Шереметевым и гетманом Василием Кондоровым. Часть жителей города была убита, часть попала в плен. Были уничтожены также многие документы общины.

В «Историческом и статистическом очерке Витебской губернии», написанном в 1884-1885 годах, отмечается: «Евреи, хотя и встречаются в нашей губернии в начале XVII в., но число их до самого конца XVIII в. было весьма незначительно; в 1765 г. во всем Витебском воеводстве их насчитывалось около 2 тысяч м[ужского] и ж[енского] пола, в настоящее время (на 1 января 1884 г.) число их в Витебской губернии возросло до 144 005 чел.».

В 1885 года в Витебске проживало 29 317 мужчин и 25 359 женщин, в том числе 14 911 евреев и 13 394 еврейки, по переписи 1897 года, в Витебске было 65 719 жителей, из которых евреи составляли 34 420 человек (16 351 мужчина и 18 069 женщин).

С установлением советской власти начался упадок еврейской общины Витебска. Тысячи евреев, переселившихся в Витебск из Литвы и Латвии, воспользовались правом вернуться на прежние места жительства и оставили город. В 1923 году в Витебске проживало 90 918 человек, из них 39 714 евреев. В 1926 году при увеличении общей численности населения до 98 808 человек, число евреев уменьшилось до 37 013 (около 37,5% населения).

Согласно Всесоюзной переписи 1939 года в Витебске насчитывалось 37 095 евреев — 22,17 % от населения города. Витебск подвергся бомбардировке немецкой авиации 25 июня 1941 года, но до 4 июля 1941 года государственные структуры не проводили организованной эвакуации. Более того, чтобы избежать стихийной эвакуации, было объявлено, что самовольное оставление работы является дезертирством.

Для реализации политики геноцида оккупантам нужна была полная информация о евреях Витебска. Уже 17 июля 1941 года появились объявления об обязательной регистрации еврейского населения. Регистрацию планировалось завершить до 20 июля 1941 года, однако в докладе айнзатцгруппы «Б» о положении в Витебске от 26 июля 1941 года говорится: «Назначенный еврейский совет пока зарегистрировал 3 тысячи евреев». Очевидно, что зарегистрировались не все. Немало евреев, которые пытались эвакуироваться, находились в окрестностях города. Кроме того, в Витебске оказалось большое количество беженцев из западной части Беларуси. Часть евреев скрывалась от оккупантов, Наконец, не учтены евреи, уничтоженные в первые дни оккупации. Оставались в Витебске и евреи, числившиеся по документам белорусами, поляками, русскими. Списки евреев, составленные юденратом, а затем переданные оккупационным властям, до настоящего времени не обнаружены.

Оккупация продолжалась почти 3 года — до 26 июня 1944 года. Массовые расстрелы евреев гитлеровцы начали проводить в первые же дни оккупации, в дальнейшем истребление евреев Витебска проводилось гитлеровцами систематически. Всего за три года в городе и районе было уничтожено свыше 20 000 евреев.

Серьезный урон был нанесен архивам во время Великой Отечественной войны. Постановление «Об эвакуации архивов» было принято лишь 5 июля 1941 года, в то время как на территорию Белоруссии немцы вошли уже в первые дни войны. Значительная часть архивов западных районов страны погибла в первые дни войны. Кроме того, нередко люди сами уничтожали свои документы, пытаясь скрыть свое происхождение. В одной из докладных записок 1945 года архивного руководства западных районов страны указывалось, что в период оккупации захватчики уничтожили, разграбили, увезли 35274847 единиц хранения, что составляло 45% от общего количества документов, хранившихся в этих регионах до войны.

Совершенно очевидно, что в таких условиях получение положительного результата в поиске корней того или иного еврейского рода является, скорее, счастливой случайностью.

Комментариев нет

Отправить ответ


wpDiscuz