Поволжские немцы. История одной семьи. Часть VI

Углубляющиеся противоречия между Германией и Россией, в значительной мере вызванные сильным экономическим развитием объединенного немецкого государства, растущая конкуренция германских промышленных товаров на российском рынке усилили предубеждение российских торгово-промышленных кругов к Германии, вследствие чего начался рост антинемецких настроений в среде населения.

В годы Первой мировой войны негативное отношение к немцам в России резко усилилось. В общественных местах не разрешалось говорить по-немецки, проповедь на немецком языке и общественные собрания немцев были запрещены.

Тем не менее, в 1918 году была образована «Трудовая коммуна немцев Поволжья», которая в 1924 году получила название «Автономной Советской Социалистической Республики немцев Поволжья» (АССР НП). В 1924 году Съезд Советов принял Конституцию автономной республики. Республика обладала всеми признаками национального образования — две трети ее населения составляли немцы. Это был центр, где готовили специалистов для других национальных групп в других областях СССР. По темпам развития республика занимала ведущее место в СССР. Но накануне Великой Отечественной войны, в 1938/39 учебном году, все школы за пределами территории Республики немцев Поволжья были переведены на русский или украинский язык, а в 1939 году были упразднены немецкие районы. Еще до начала Великой Отечественной войны немцы были лишены всех прав национальных меньшинств.

Немцы стали первой этнической группой, коллективно высланной после начала германского нашествия. По данным переписи 1939 года, в СССР проживали 1 млн.427 тыс. немцев, по большей части потомки немцев, призванных Екатериной.

28 августа 1941 года был издан Указ Президиума Верховного Совета СССР «О переселении немцев, проживающих в районах Поволжья». Необходимость подобного переселения объяснялась тем, что «среди немецкого населения, проживающего в районах Поволжья, имеются тысячи и десятки тысяч диверсантов и шпионов, которые по сигналу, полученному из Германии, должны произвести взрывы в районах, населенных немцами Поволжья». Согласно этому закону, все немецкое население Автономной республики немцев Поволжья, районов Саратова и Сталинграда должно было быть выслано в Сибирь и Казахстан.

С января 1942 года всех мужчин, кроме стариков и инвалидов, стали мобилизовывать в «трудовую армию» — в основном на лесозаготовки, в зоны Красноярского, Вятского, Усольского лагерей, на шахты Кузбасса. Летом 1942 года многих женщин, кроме многодетных, угнали на «рыбную ловлю» на север: в Игарку, Эвенкию, Туруханский район, на Таймыр. В 1943 году в «трудармию» начали отправлять подростков. «Трудовая армия» в действительности представляла собой лагеря для принудительных работ, окруженные колючей проволокой и вооруженной охраной. По пути на работу трудармейцев сопровождал солдатский конвой, имевший приказ стрелять при малейшем подозрении.

В начале Великой Отечественной войны в число трудармейцев попал и первый муж Эллы Иоганновны Унгефуг Александр Шульц, который также был из поволжских немцев. Предположительно Александр Шульц был отправлен на Урал, где шло строительство Южно-уральской железной дороги. Организация, которая вела строительство, носила название «Бакалстрой». В начале 1943 года Бакалстрой (Бакаллаг, Бакальский ИТЛ) прекратил свое существование, при этом в соответствующих документах появилось название Челябметаллургстрой (с 1947 года — Челябинский ИТЛ, Челяблаг). Однако поиск сведений об Александре Шульце в Челябинском областном архиве, в картотеке личных дел «трудармейцев», результатов не дал.

В браке Александра и Эллы родились четыре дочери: имя первой неизвестно, остальных звали Мария, Эльвира и Катерина. Какое-то время от Александра приходили письма и деньги, но потом связь с ним прекратилась.

Комментарии к записи Поволжские немцы. История одной семьи. Часть VI отключены