Поволжские немцы. История одной семьи. Часть II

Манифест 1762 года

Манифест 1762 года

Политика иностранной колонизации, которую Екатерина стала проводить с самого начала своего правления, была вызвана необходимостью заселять, осваивать и закреплять за царской короной окраинные земли государства в Нижнем Поволжье, на Северном Кавказе и в Южной России. Процесс внутренней миграции населения России сдерживался крепостным правом, в то время как в густонаселенной Европе свободных площадей для расширения хозяйства оставалось все меньше.

Манифест 1762 года, обнародованный на русском, немецком, французском, английском, польском, чешском и арабском языках, а также последовавшие за ним в 1763 году «Манифест о даруемых иностранным переселенцам авантажах и привилегиях» и «Указ об учреждении Канцелярии опекунства иностранных переселенцев» открыли возможность всем желающим селиться в «наивыгоднейших к поселению и обитанию рода человеческого полезнейших местах империи, до сего праздно остающихся».

Однако Испания, Франция и Англия имели к этому времени колонии, по территории в несколько раз превышающие их собственные, и сами нуждались в людских ресурсах. К примеру, во Франции ещё до 1762 года был издан ряд законов, по которым наказывались как эмиграция, так и агитация за эмиграцию. У Германии подобных колоний не было, однако эмиграция формально была запрещена в Пруссии, Саксонии, Баварии, Гессен-Касселе, Пфальце и некоторых других германских землях. Но, несмотря на это, именно отсюда в Россию прибыло наибольшее число колонистов.

Вербовкой занимались так называемые агитаторы, комиссары, вызыватели. В Европе действовали 3 товарищества, из которых самое известное — для поволжских немцев, возглавляемое бароном Кано де Борегардом. По его имени (вернее, титулу) получила название колония Баронск, основанная в 1765 году — официально самая крупная немецкая колония Саратовского Заволжья. В дальнейшем оно была переименовано в Екатериненштадт (местные жители — немецкие колонисты — называли своё поселение Katharinenstadt), в 1915–1920 годах носило название Екатериногра?д, в 1920–1942 годах — Марксшта?дт.

г. Баронск

г. Баронск

Сборные пункты для колонистов находились на пересечении основных дорог. Такие пункты появились в Регенсбурге, Ульме, во Франкфурте-на-Майне, в Фюрте под Нюрнбергом, Фридберге, Бюдинберге, Фрайбурге у Брайсгау, Грюнсбурге под Ульмом, Люнебурге, Росслау, Гамбурге, Данциге и некоторых других местах, но существовали они не постоянно и не все одновременно. Поэтому, если колонисты были отправлены, например, из Росслау, это ещё не значит, что они были из Саксонии.

В Саратовской губернии селились немцы из Гессена, а также прирейнских областей и Вюртемберга. Немцы из других частей Германии основали колонии на Украине, в Бессарабии, в Крыму и на Южном Кавказе. Позднее немецкие поселения появились южнее Урала и в Западной Сибири, к концу XIX века — в Центральной Азии. Последнее поселение образовалось в 20-е годы XX века на Амуре.

Комментарии к записи Поволжские немцы. История одной семьи. Часть II отключены