Журнал «GQ»

Журнал «GQ»

Журнал «GQ»

РЕДАКТОР GQ ВСТРЕТИЛСЯ С ЛЮДЬМИ, КОТОРЫЕ ЗАНИМАЮТСЯ ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИМИ ИССЛЕДОВАНИЯМИ, И ОБНАРУЖИЛ, ЧТО ИНФОРМАЦИЯ О ПРЕДКАХ СТОИТ, КАК ХОРОШАЯ ИНОМАРКА.

Что выросло — то выросло
По словам специалистов, в 50% случаев наши знания о своей семье не соответствуют действительности.

РОССИЯ, МОСКВА, ВЕСНА 1914 ГОДА. По Лесной улице катит коляска, запряженная холеной двойкой. Правит мужчина лет сорока — с аккуратным купеческим пробором, в английском шерстяном костюме последней моды. Это мой прапрадед Сергей Сергеевич Гусев — купец, коннозаводчик, владелец окрестной недвижимости. Он производит губами чмокающий звук, взмахивает вожжами, и коляска сворачивает на специальную дорожку для экипажей, проложенную вдоль Петербургского шоссе, которое сейчас называется Ленинградским проспектом. Мой предок пребывает в самом благоприятном расположении духа. Дела у него идут отлично, он женат на дворянке, к детям приставлены французские гувернантки, его уже ждет столик в любимом «Яре», в котором он будет кушать перепелку и негромко подпевать цыганам.

Он еще не знает, что спокойной жизни осталось на месяц. Он не знает, что через две недели больной туберкулезом подросток устроит пальбу в Сараеве и страна ввяжется в бессмысленную войну. Он не знает, что через три года пьяные скоты восстанут против нормальных людей и разграбят его дома. Он также не знает, что, протрезвев и облачившись в кожаные тужурки, новые хозяева страны сообразят, что тырить бриллианты по домам — это, конечно, хорошо, но украсть сами дома — лучше. Ему придется отписать всю недвижимость советской власти и переехать в деревянный барак, чтобы сохранить жизнь своим детям, и в конечном итоге — мне. Он обо всем этом не знает.
Зато об этом знаю я. Но это скорее исключение, чем правило. Революция произвела в народе невообразимую биографическую путаницу. Крестьяне брали фамилии своих господ, а те укрывались за фамилиями своих крестьян. Дети отказывались от своих отцов. Отцы воевали против своих детей. Миллионы людей предпочли забыть своих родителей. Поколения потерялись во времени.
И сейчас их потомки, купившие третий плазменный телевизор в спальню, начали особенно остро ощущать эту потерянность. Они захотели узнать, кем были их предки. И готовы платить за это хорошие деньги. Спрос удовлетворяют исследователи семейных историй, индианы джонсы архивов — профессиональные генеалоги.

ИЩУ ТЕБЯ
Чтобы приступить к исследованиям, генеалогам требуется первоначальная информация — как минимум сведения о предках в дореволюционный период

Авраам родил Исаака
Генеалоги — суть посредники между частным лицом, одержимым желанием восстановить историю своего рода, и архивом, в котором все про всех записано. Теоретически частное лицо может производить изыскания само. Но это, во-первых, долго — архивы перегружены запросами, а во-вторых, сложно — потому как денег сейчас хотят все, даже скромные работники архивного фронта. У профессионалов же все прикормлены и в каждом архиве сидит свой человечек.
Человечек этот может понадобиться для совершенно разных дел. Для составления семейного древа, установления конкретных фактов из истории семьи, поиска семейных документов и прочее. Случается, к генеалогам приходят кладоискатели, просят составить карту той или иной местности и указать на ней строения прошлых веков — надеются найти на месте дворянской усадьбы сокровища. Или одержимые идеей быстрого обогащения люди заказывают поиск документов, подтверждающих, что их предки владели недвижимостью, — хотят вернуть ее в рамках программы по реституции. Однако серьезные исследователи предпочитают заниматься комплексным воссозданием истории рода.
Вот, например, Алексей Коноплев, основатель компании «Литера.ру». Его карьера крайне типична. Исторического образования нет, опыт работы в архиве получил, когда делал рисерч для американских историков, не желавших тратиться на билет до России.
— Вы чем конкретно занимаетесь?
— Сейчас мы берем только крупные заказы. Ищем по архивам документы, относящиеся к истории рода. Полностью воссоздаем ее. И по желанию клиента выпускаем книгу.
Книга — это важно. Книга — это слово, которое пишется исключительно с большой буквы. Это конечный итог работы, эссенция годовых трудов. В ней заключено все: история нескольких родов — по материнской и отцовской линии заказчика, фотокопии архивных документов — свидетельства о рождении его прабабушки или наградной лист времен Первой мировой, в котором фигурирует его прапрадед. В общем, любые подробности из жизни рода.
— Источники поиска?
— В основном ревизские сказки и метрические книги. Если по ним нормально поработать, можно сразу уйти в 1600-е годы.
— Сколько стоит «нормально поработать»?
— Наш средний заказ — от $20 тыс.
По словам Алексея, клиент сейчас пошел самодостаточный. Алексей вкладывает в это понятие совершенно конкретный смысл — это тот, кто готов узнать свою реальную историю и не стремится обнаружить в роду дворян. Впрочем, в качестве курьеза Алексей рассказывает об одном из клиентов, депутате Госдумы от КПРФ, который мечтал найти в своем прошлом дворянские корни. Таких не обнаружилось. Зато ему раскопали шикарную, с точки зрения всякого коммуниста, родословную, согласно которой все его предки были трудовыми крестьянами, снабжавшими хлебом всю округу. Но тот почему-то расстроился.
— Как вы работаете? Насколько я понимаю, вы покупаете людей внутри архивов.
— Да, мы договариваемся с людьми на местах. Есть, конечно, некоторые учреждения, с которыми бывают сложности. В том числе благодаря помехам со стороны руководства, которое таким образом намекает, что хотелось бы денег. Но мы надеемся, что все цивилизуется. Ведь по закону содержание архивов — национальное достояние.
— Ну, знаете, нефть тоже национальное достояние.
— Нет, нефть это другое.

В ЧУЖОЙ ОГОРОД
Три года потребовалось, чтобы собрать информацию для тома, который Леонид Огородников держит в руках. Сам он считает, что процесс познания
своего рода бесконечен.

Исаак родил Иакова
«Фабричной курвой не ругивал, а назвал блядью за то, что с дьяконом Карпом Огородниковым тещу застал». Жизнелюбивый дьякон, фигурирующий в этой объяснительной записке образца 1776 года, — прапрапрапрадед Леонида Огородникова, владельца группы компаний «КАРО». Около пяти лет назад он заказал глобальное исследование своего рода. Результаты едва втиснулись в увесистый, затянутый в кожу том. Огородников давно интересовался семейной историей. Однако первый опыт общения со специалистами в этой области оказался не слишком приятным.
— На шарлатана я наткнулся. Он такую хрень мне присылал! Конъюнктурщик! Чего хотите, то и напишем. Хотите князьями быть? Будут вам князья в роду. Хотите предков из царской семьи? Пожалуйста! Только деньги платите.
Сами генеалоги подтверждают, что в их среде таких, к сожалению, много. Они, потупив глаза, рассказывают о некоей женщине, которая делала генеалогическое исследование для актера Дмитрия Харатьяна и обнаружила в его роду гардемаринов.
Однако вернемся к Огородникову.
— Такое исследование — это очень дорого и очень долго. В принципе можно этим заниматься бесконечно. Рассылается множество запросов — по всяким архивам, церковным службам. Постоянно выясняются новые обстоятельства. Я-то сейчас уже второй том готовлю.
Леонид Огородников узнал о своей семье практически все вплоть до 1695 года по отцовской линии и до 1730 года — по материнской.
— Для того чтобы копнуть глубже, нужно везение. Архивных материалов с тех пор практически не сохранилось. К примеру, мой партнер дошел в своем исследовании только до 1900 года — архив, в котором хранилась информация, сгорел.
— Главное открытие?
— Я нашел родную сестру по отцу, о которой долгие годы не знал. Я ей позвонил и сказал: «Здравствуйте, я ваш брат. Я нашелся. Бомжую на Курском вокзале. Дайте, пожалуйста, 1000 рублей». Она бросила трубку. Я, конечно, перезвонил и объяснил, что на самом деле стою у подъезда с цветами и все не так удручающе.
— Зачем вам понадобилась семейная история?
— Каждому ребенку в детстве говорят: «Твой дедушка воевал, твоя бабушка получила медаль». И это действительно интересно. Это ведь моя семья. Ты не просто живешь, а открываешь целый пласт истории. Сумма историй твоих предков дает возможность почувствовать, что ты не одинок. Теперь все мои друзья увлеклись этим делом. Петя Авен, Сережа Ястржембский.

Иаков родил Иуду и братьев его
«Авен», «Ястржембский» — на банальных канцелярских папках выведены небанальные фамилии. Человек, который постепенно наполняет папки документами, — Константин Симонов, председатель некоммерческого партнерства «Семейная память». Это он раскопал историю рода Огородниковых и сейчас работает над семейным прошлым руководителя Альфа-Банка и бывшего помощника президента.
В данный же момент он стоит в своей квартире перед столом, заваленным всякого рода историческими документами. И рассказывает:
— Исследования можно сделать разные. Кто-то просит отследить всего одну ветвь, по мужской линии (показывает на бумагу с нарисованным деревом)… вот, например, видишь? Это у меня тут депутат Госдумы, фамилию можно не буду называть? А кто-то — тут он стучит пальцем по папке «Ястржембский» — хочет полную историю рода. И это то, что мне больше всего нравится. Я ведь стараюсь заниматься элитной генеалогией. Я понимающе кошусь на папку, но все-таки переспрашиваю:
— Что вы вкладываете в понятие «элитная»?
— Конечный продукт.
Константин роется в полке и достает оттуда книгу…
— Вот. Родословная книга. Что это? Это когда набирается огромная кипа архивных документов — и по ним реконструируется жизнь рода.

Комментариев нет

Страницы: 1 2