14.09.2011. Бабье лето

Бабье лето — понятие многогранное. Согласно словарям — это период теплой и сухой погоды в сентябре, возвращающейся после осеннего похолодания. В понятии русского человека окончание тяжелых полевых работ было бабьим праздником. Крестьянки приступали к сугубо женским занятиям: мяли и трепали пеньку, мочили коноплю, расстилали по лугам лен. В деревнях начинали «засиживать вечера», во время которых пряли, ткали, шили, вязали, вышивали.

У других народов это время называется по-разному: у южных славян — «цыганским летом», в немецкоязычных странах — «старушечьим летом», в Голландии — «послелетьем», в Северной Америке — «индейским летом», в Италии — «летом Святого Мартина», во Франции — «летом Святого Дени».

В центральных районах России бабье лето начинается 14 сентября (1 сентября по старому стилю) — в День Симеона-Столпника, известного также под именем Симеона летопроводца, и продолжается до Рождества Пресвятой Богородицы. В течение нескольких столетий, вплоть до 1700 года, этот день считался первым днем нового года и отмечался на Руси по-особому. Встречать его было принято в доме старшего в роде. После семейных посиделок, продолжавшихся с вечера до утра Семенова дня, шли в церковь к заутрене. В Москве, где празднество носило особо торжественный характер, начало новолетия ознаменовывалось ударом в полночь вестовой пушки в Кремле, колокольным звоном на колокольне Ивана Великого и открытием городских ворот. На Ивановской площади патриарх служил молебен, царь приветствовал народа, а затем все поздравляли друг друга с Новым годом. Бедным и нищим раздавалась царская милостыня.

На Руси день Симеона-летопроводца имел большое значение и как судный день. В Москву съезжались «ставиться на суд» в присутствии государя и бояр. Тот, кто не являлся в Семенов день на царский суд, который приравнивался к Божьему, считался виновным.

По установившемуся обычаю это был «срочный день», когда следовало уплатить все пошлины, оброки и подати. Заканчивалось действие договоров и торговых сделок, заключались новые подряды на хозяйственные работы, назначались новые условия рыбной ловли, заготовки дров, строительства.

Ко дню Симеона приурочивался обряд «пострига» и «сажания на коня». Его совершали над мальчиками, чаще всего первенцами, которым уже исполнилось три года. Обряд ознаменовывал окончание периода младенчества и совершался как над крестьянскими, так и над великокняжескими детьми.

Важным обрядом было гашение с вечера старого огня и добывание наутро нового. Старшие члены семьи усаживались посреди двора и терли друг о друга два куска дерева, пока оно не начинало тлеть. Огонь от тлеющей древесины раздувал кто-нибудь из младших членов семьи, он зажигал от него тонкую лучину, от нее — свечу, а затем лампу. В конце концов, от этого огня растапливали русскую печь. Горячие угли после топки печи загребали в специальное углубление — жарок — и засыпали золой. Наутро от этих углей вновь растапливали печь. Так огонь хранился весь год.

Соблюдался в этот день и обряд похорон мух и тараканов, восходящий к традиции почитания языческого Белбога — бога мух и других насекомых. Смысл обряда заключался не только в уничтожении насекомых. Поскольку хоронили мух девушки, одетые в лучшие одежды, то это давало повод парням присмотреть себе невесту, ведь приближалась пора свадеб. Семьи, образовавшиеся в период с Летопроводца до Гурия (28 ноября), считались самыми крепкими и счастливыми.

C Семёнова дня крестьяне переходили на зимнее житье — в теплые избы, а также старались справить новоселье: «Переход в Семён-день на новоселье — счастье и веселье». За сутки до переезда в новый дом впускали петуха и кошку, которые должны были выпроводить из него всякую нечисть. Утром в день новоселья хозяйка выгребала жар из печи и переносила угли в новый дом в двух чугунах — маленьком и большом. Маленький предназначался для домового. В новом жлье домового выпускали из чугуна (хозяйка ходила по углам, трясла чугуном и брякала крышкой), давая ему право облюбовать себе угол.

С первого дня бабьего лета начинались осенние хороводы и игры. У ворот богатых домов выставляли сосуды с брагой и пивом. Молодые женщины выходили за ворота и предлагали брагу сначала пожилым, а потом молодым, после чего все играли в игру, которая называлась «пиво варить».

Начало бабьего лета совпадало с праздником псовых охотников: совершался их первый выезд в отъезжее поле на зайца-русака и лисицу. По погоде в этот день делали прогноз на всю осень и зиму: «Сухая осень, коли на Семён-день сухо», «Если на Семён-день теплая погода, то вся зима будет тепла», «На Семеновы осенины много тенетника — осень долгая да ясная», «Если на Семён-день ветер из-под солнца, зимой ветры будут с севера».

Комментарии к записи 14.09.2011. Бабье лето отключены