Московская деловая газета «Бизнес» № 239 (623) от 20 декабря

Приходько Т.И.

Древо на заказ

КОНСТАНТИН МИЛЬЧИН

Получился восьмитомник

Тамара Ивановна Приходько не любит хаоса. Прежде чем возглавить генеалогическое агентство, она работала в библиотеке, а если в книгохранилище постоянно не наводить порядок, то там ничего нельзя будет найти.

— Наверное, к своей нынешней работе я шла всю жизнь. У меня 14 лет библиотечного стажа, то есть постоянной работы с книгами и журналами и — что, наверное, даже важнее — с людьми. В 1978 году я окончила филологический факультет Симферопольского государственного университета. Потом начала работать в библиотеке одной из московских военных частей, затем в книгохранилище Академии генерального штаба. Тогда, в советское время, в подобные места принимали только при одном условии, что будущие сотрудники поступят на высшие курсы при Библиотеке имени Ленина. Что я и сделала. И заодно реализовала свою любовь к книгам и информации. Потом наша семья переехала из одного района в другой- пришлось уволиться. Три года я сидела дома, водила ребенка в школу. В 2000 году опять вышла на работу и попала в компанию КОНА. Веревки продавала. Кто-то, может быть, удивится такой метаморфозе… Я сидела на телефоне, общалась с людьми. Оказалось, что это тоже очень интересное для меня занятие. Звонит, например, клиент из Магадана, Владивостока или Читы, а ты его уже узнаешь по голосу. А партнерам и клиентам такое отношение, конечно же, нравится.

— В новой работе библиотекарский опыт каким-нибудь образом помог?
— Работа в библиотеке хороша тем, что она систематизирует твое сознание, ты учишься раскладывать по полочкам всю информацию, полученную раньше. Приходит к тебе человек и говорит: нужны сведения по теме круговорота воды в природе. Ребенок у него в пятом классе. Или кому-то из слушателей академии нужна библиографическая справка по указанному предмету, и ты должен сам освоить этот сюжет. Все знать, конечно, нельзя, но можно найти нужную дорогу к тому, что ищешь,- в этом как раз и помогает библиотечное образование.
Таблица библиотечно-библиографической классификации устроена по той же схеме, что и таблица Менделеева. Вообще наше ремесло находится на пересечении естественных и гуманитарных наук.

— Что было самое приятное в работе библиотекаря?
— Мне очень нравилось, когда привозили новые книги. Сразу начиналось знакомство: открываешь, листаешь, оформляешь карточку, потом книгу нужно обязательно положить на нужную полку в хранилище, а карточку- в нужный ящичек. И когда все это сделаешь, так хорошо становится. Потому что порядок. Вот и на фирме со всеми бумагами у меня был полный порядок.

— Но как все-таки вы перешли от веревок к генеалогии?
— Директором и учредителем компании КОНА был Станислав Кругликов. Он очень увлекался генеалогией. Началось все с детского хобби: Станислав разузнал свою родословную до четвертого колена и перенес ее на бумагу-миллиметровку. С возрастом этот интерес не угас — он составлял запросы в архивы, а когда появился достаточный объем информации, то стало необходимо это как-то оформить. И тут выяснилось, что этим профессионально никто не занимается. В лучшем случае вам нарисуют какую-нибудь таблицу с указанием имен и фамилий или какое-нибудь семейное древо красивое. И все, не более того.

— А у вас?
— А у нас про семью Кругликовых получился восьмитомник. С тех пор я стала совладелицей агентства «Семейный архив».

Загадки той или иной ветви

На столе возникают восемь здоровенных фолиантов. Каждый из них по отдельности внушает уважение, а вместе они смотрятся солидно, как Малая советская энциклопедия. Раньше таких исследований удостаивались только самые известные фамилии. Целые институты работали над изучением рода Лермонтовых или, скажем, Пушкиных.
Теперь подобный труд о себе может заказать любой человек. Правда, такая работа стоит денег.

— Что же входит в такое исследование?
— Сводная родословная таблица, иллюстрированная таблица, таблицы восходящего и нисходящего родства. Все, что пожелает заказчик, и все, что мы сможем ему предложить. Например, в эту работу вошел план деревни Балабановки Николаевской губернии, какой она была в 1864 году. Дело в том, что именно из этой деревни пошла одна из ветвей семьи Кругликовых. Или, скажем, география рода — карта России и соседних государств, на которой отмечены все города и деревни, как-то связанные с семьей (места рождения, службы, захоронения). Для работы над картами у нас есть специальная компьютерная программа. О каждом из членов семьи — подробная энциклопедическая статья. На полях — комментарии, где мы объясняем непонятные термины, неологизмы, слова, вышедшие из употребления, исторические события.
На дату рождения публикуем народный календарь — перечисляем на полях приметы, которые приходятся на этот день. Тут же мы рассказываем об исторических событиях страны, повлиявших на жизнь семьи.

— И сколько же вы работали над этой книгой?
— На подготовку восьмитомника у нас ушло около двух лет. Но тут все зависит от того, как долго мы будем искать материалы . Чаще всего бывает быстрее. В принципе работа над уже сданными заказчикам книгами продолжается и по сей день. Вроде бы работа закончена, но еще остаются загадки той или иной ветви рода. Так что исследование может идти вечно.

— Сколько стоит такая книга?
— Основные заказы — примерно 1—1,5 млн. руб. Самой дорогой оказался как раз наш первый восьмитомный проект про род Кругликовых — он стоил 1,9 млн. руб.
Собственно архивный поиск отнимает лишь малую часть денег, самая дорогая часть работы — это печать. Книги изготовляются в России, тип переплета и тираж определяет заказчик.

— Тиражи у вас, наверное, маленькие?
— Конечно. Некоторые книги выпускаются только в одном экземпляре. Иногда в нескольких, чтобы у каждого из членов семьи была своя энциклопедия. Был случай, когда нам заказали сделать по специальному тому про каждую из ветвей семьи, ведь такая книга — отличный подарок для родственников.

Особенно яркие личности

— С чего начинается ваша работа?
— Сначала сканируем и ретушируем фотографии, которые порой бывают просто в ужасном состоянии. Причем исходный материал может быть разбросан по всему бывшему СССР. Мы разработали свои методические рекомендации по оцифровке документов, о том, как ретушировать. Снимки возвращаем заказчику в специальных архивных коробах.
Параллельно собираем биографическую информацию, беседуем с родственниками.

— У вас есть специальные опросники?
— Да, для интервью тоже разработано специальное методическое пособие. Например, людям старшего поколения, которые прожили долгую жизнь и хотят поделиться воспоминаниями с молодежью, мы предлагаем мировоззренческий вариант общения. Они и про революцию расскажут, и про продразверстку, и про войну и послевоенные годы, причем расскажут по-своему, не так, как в учебнике. Бывают люди со своей собственной жизненной философией — это тоже крайне любопытно. Также нас интересуют все возможные семейные документы, награды, хобби, увлечения, коллекции.

— Кто у вас работает? Ведь это довольно специфический труд.
— Каждому, кто ко мне приходит, я стараюсь заглянуть в «черепок». Смотрю, интересно это будет человеку или нет.
Ведь наши книги должны быть сделаны с любовью. Историю сочиняет семья, а мы лишь записываем. Что касается архивной работы, то для нее привлекаем высококлассных специалистов. Состоим в переписке с генеалогами из регионов от Саратова и до Тайшета. Сотрудничающим с нами профессионалам выплачиваем солидные вознаграждения. Самый большой гонорар был 15 тыс. руб. Кстати, у западных генеалогов меньшие гонорары. Как я уже говорила, наверное, самое затратное в нашем деле — это оплата работы типографии. Именно на нее приходится львиная доля расходов. Зато печать у нас качественная- цифровой офсет.

— Знакомства, приобретенные за время работы в библиотеке Академии генерального штаба, помогают при работе с военными архивами?
— Нет, никаких особых знакомств не требуется. Нам все архивы охотно отвечают: и военные, и МВД, и ФСБ.

— Сколько у вас человек в штате?
— Всего 16. Команда, работающая над тем или иным проектом, постоянно может меняться, ведь мы работаем сразу над несколькими книгами. На встречу с каждым членом семьи выезжает целая группа, оснащенная по последнему слову техники — диктофоны, фотоаппаратура, сканеры. Часто я сама езжу в такие командировки.

— Насколько развит в России рынок таких услуг?
— Такого, как мы, не делает никто. Другие компании могут выпустить книгу о человеке или нарисовать древо. У нас же не просто генеалогическое издание в узком смысле слова, а целая энциклопедия семьи.

— Наверное, у вас есть много интересных историй из жизни ваших героев?
— Скажем так, сюжетов для парочки бразильских сериалов я бы набрала легко.
Чего нет, так это смешных историй, а трагичных и драматичных много. Особенно яркие личности- это бабушки и дедушки. Бывают очень красивые романтические истории- например, как познакомились родители одного из заказчиков. В изложении мужа и жены эти сюжеты звучат по-разному, но однажды все совпало. Молодой человек пришел в кино, а там стоит барышня — красивая, высокая, стройная — с двумя подругами. Но он обратил внимание только на нее. Когда закончился фильм и все вышли из кинотеатра, то оказалось, что за это время прошел дождь, улицу залило водой. Дальше рассказывает уже жена. Вот стоит она перед лужей и думает: на мне новые чешские замшевые туфли, как же я через воду переберусь? И вдруг она как будто в воздух взмывает и на той стороне оказывается. Это молодой человек ее на руки взял и через лужу перенес.

— Сколько времени делается заказ?

Комментариев нет

Страницы: 1 2