Журнал LE MAGAZINE DE L’OPTIMUM

Журнал LE MAGAZINE DE L'OPTIMUM

Журнал LE MAGAZINE DE L'OPTIMUM

Составление родословной — процесс практически микрохирургический. Как нам рассказали в генеалогическом агентстве «Семейный Архив» (www.genealogy.su ), каждый поиск занимает от полугода до трех и более лет. Для исследования нанимается частный сыщик — архивист-генеалог, который пролистывает тысячи пыльных страниц в архивах, отслеживает перемещение семьи во времени и пространстве и сам перемещается вслед за ней. Редкий поиск происходит в архивах только одного города. Как показывает практика, наши предки больше нашего любили кочевать в поисках лучшей жизни по стране: из Вятки в Башкирию, оттуда на Дальний Восток, в Казахстан или на Дон. В итоге большинство оседало все-таки в Москве — ведь именно отсюда чаще всего их потомки начинают обратный отсчет. Удовольствие обходится не дешево — обычно несколько десятков тысяч у. е.
Конечно, заняться исследованием можно и самостоятельно: отправить запросы в архивы, дождаться ответов, затем поехать в те, где (предположительно) были обнаружены упоминания фамилии. Но для этого нужно быть свободным от других дел и интересов и обладать хотя бы минимальными знаниями о том, как читать старые документы. Считается, что, обладая базовой информацией (фамилия, имя, отчество, дата и место рождения) о родственнике, разыскать его по метрическим книгам несложно, особенно если он жил где-нибудь на Урале, в Сибири или в Поволжье, где архивы сохранились лучше всего. Но высший пилотаж — обнаружить в архивах истории, рассказывающие о человеке что-то личное. О том, как, например, он завел шашни с чужой женой из соседней деревни, или как поймал китайского шпиона на границе, или (таких документов, увы, гораздо больше) как раскулачивали его двор, сколько там было мешков картошки, отрезов ткани, ульев, овец, кур и какой полушалок забрали у его жены, вашей прабабки.
О том, что генеалогия становится популярной, говорит прежде всего тот факт, что участились случаи фальсификации родословных — как известно, подделывают ведь только бумаги, имеющие цену. Другая тенденция — люди хотят узнать именно ту родословную, что была на самом деле, а не придумывать себе несуществовавших дворян и белогвардейцев, что было популярно десять лет назад. Отсюда и парадокс: крестьянские родословные теперь подделывают так же, как и дворянские. Проследить в архивах крестьянскую ветвь сложнее, чем благородную. Именно поэтому нечистоплотные сыщики иногда просто придумывают имена, даты и факты и архивные ссылки на них. Так что обращайтесь только к тем, кого рекомендуют ваши знакомые!

Никас Сафронов, художник:
Мой генеалогический опыт состоялся практически случайно. Однажды в Ульяновске — я там почетный гражданин города — ко мне подошел один исследователь родословных и сказал, что нашел в архивах моего деда. Я и сам знал, что мой дед по отцовской линии был священником, и даже знал, в какой церкви он служил, но у нас в семье обсуждать это было не принято, хотя мы знали, что всех нас, шестерых детей, в детстве тайно крестили. Я дал этому человеку добро, и он стал отслеживать ветку дальше. Это было несложно — оказалось, что все Сафроновы были священниками, и записи о каждом хранятся себе аккуратненько в церковных книгах. Они были белыми священниками, имели право жениться, и все были довольно зажиточные. В архивах нашли некоторые интересные документы, имевшие отношение к фамилии, например полустертый герб, который я несколько модифицировал, добавив в него барана, так как я под знаком Овна, и мои инициалы, и стал пользовать для визиток и некоторых документов. А по рисунку брата моего деда (он был архитектором мостов) я сделал потом портрет моей бабушки, я ее не видел, у нас в семье между поколениями очень большие «шаги» — мой отец, например, был 1910 года рождения.
Так вот, этот исследователь добрался до самого года основания Ульяновска — 1648-го, когда еще и города никакого не было, а было безымянное поселение. Тогда сюда из Московии по приглашению Хитрова, которого считают основателем города, приехал священник Артемий Сафронов, у которого родословная идет с Дона. Хитров попросил его освятить эту местность. Они и назвали ее Симбирск, сим-семь, что означает «на семи холмах». Для того чтобы исследовать дальше, требовалось ехать в архивы в Москву и на Дон, и дело застопорилось. Но я не сомневаюсь в том, что в один прекрасный день снова займусь этим и изображу потом прекрасное дерево, подобное тому, которое я видел на даче у Никиты Михалкова: огромное, по которому видно, откуда пошла его родословная, где в роду были и Суриковы, и Кончаловские, и так далее. Я уже начал работу и по своей литовской ветке, маминой: моя мама была ссыльная, ее семью выслали на Сахалин в 1941 году, их раскулачили. У них была своя мельница недалеко от Паневежиса. Я уже обнаружил место, откуда вышли мои литовские предки: деревня Пошеляй около Укмерге. Я уверен: человек должен знать свои корни, это совершенно меняет самоощущение, ты начинаешь себя больше уважать и становишься еще большим патриотом. Я вижу это по своим знакомым, которые всерьез занимались исследованием родословных. Дальше всех в этом продвинулся мой кум — Николай Николаевич Дроздов, он очень подробно знает свое древо. У него есть и немецкая кровь, и тевтонская. Его прапрадед, кажется, был адъютантом у Кутузова, а брат его прапрапрадеда был святой Филарет, которого почитают как святого в России. Вот он как раз был черным священником и поэтому не мог жениться.

Про дворянство
Если человек подразумевает у себя дворянские корни, ему прямая дорога в Российское дворянское собрание (www.nobility.ru ). В своем нынешнем виде эта организация существует с 1990 года. Среди ее членов — представители аристократических семей Голицыных, Трубецких, Гагариных, Ухтомских, Бобринских, Мещерских и многих других из тех, что знакомы всем из истории России. Впрочем, если фамилия не так звучна, это ничего не значит: в России на конец XIX века насчитывалось более 50 тысяч дворянских родов, а сегодня известно всего несколько тысяч фамилий. А дворянство выслуживали люди из самых разных сословий и с самыми неожиданными фамилиями: для этого достаточно было отличиться на военной службе или дослужиться, например, до есаула. Так что дворянские корни для некоторых становятся приятной неожиданностью. Каждую неделю в представительство Дворянского собрания в Москве приходят несколько человек — кто-то только созрел для того, чтобы проверить свою генеалогию, кто-то хочет записать новорожденных. Или же, к примеру, приезжают зарегистрироваться издалека — потомки русских родов, живущие за границей.

Исследовать дворянскую генеалогию проще, чем любую другую: до революции каждый дворянин, подтверждая принадлежность к сословию, должен был представить в Собрание свою родословную. Так что если вам повезло, ваши предки уже сделали работу за вас, и осталось только забрать документы из архива Департамента герольдии Сената в Санкт-Петербурге. Но имейте в виду, что принадлежность к дворянству определяется не только историей семьи, но и некоторыми юридическими нормами. Вы сможете лично называться дворянином, только если происходите от дворянского предка по прямой мужской линии (именно поэтому в Дворянском собрании существуют действительные члены, то есть потомки по мужской линии, и ассоциированные, потомки по женской). Фамилия также передается по мужской линии, изменить порядок вещей можно только с личного разрешения Главы Императорского Дома и только в случае, если род угасает. В России не существует закона об охране исторических фамилий, поэтому поменять свою родную фамилию на какую-нибудь более звучную или же, например, присовокупить ко вполне себе украинской фамилии Салей приставку «Дю» — это вполне возможно. Но если родовой особняк хочется украсить не нарисованным дизайнером гербом, а вполне настоящим, родовым, придется провести широкомасштабные исследования.

Впрочем, дизайнеры в любом случае без работы не останутся. Изучая работы великих предшественников, фламандцев и итальянцев, сегодня они осваивают хорошо забытый жанр живописи — генеалогическое древо. Редкий жанр, в котором содержание ценится гораздо выше формы.

В России на конец XIX века насчитывалось более 50 тысяч дворянских родов, а сегодня известно всего несколько тысяч фамилий.

В некоторых особо продвинутых странах Европы на сегодняшний день большинство архивов оцифровано и даже выложено в открытый доступ в Интернете. Так что поиском из дома может заниматься любой желающий. В России это пока фантастика. Но приблизить к реальности хотя бы мечту о ней и был призван всероссийский генеалогический портал www.vgd.ru . Здесь люди выкладывают в режиме онлайн свои деревья, сведения о фамилиях, о разыскиваемых родственниках, просто полезную информацию о поисках. В идеале гигантское электронное дерево должно принять всех жителей страны и доказать, что все мы, по большому счету, родственники.

Комментариев нет

Страницы: 1 2