Журнал «Ереван» ноябрь 2006

Фамильные тайны

Московское агентство «Семейный Архив» помогает своим клиентам проследить их генеалогическое древо, а результаты исследований оформляет в виде эксклюзивных энциклопедий. Из чего складывается родовая память, рассказывают руководители компании Тамара Приходько и Армен Галстян.

Интервью — Дмитрий Шустов

Составление генеалогического древа — услуга, понятная и знакомая очень многим. Почему вы решили, что эта сфера требует обновлений?
Тамара Приходько: — Все началось с того, что наш будущий генеральный директор Станислав Кругликов обратился в генеалогическое агентство. Там ему дали всего лишь несколько справок. Он поинтересовался, как можно оформить данную информацию, и получил ответ, что никто этим не занимается. Тогда и возникла идея создать наше агентство. Становление проекта шло достаточно долго. Понадобился некоторый срок, чтобы понять, чем же мы на самом деле занимаемся. Мы предполагали, что будем работать как обычное агентство, составляющее родословную заказчика, но вскоре стало ясно, что материал, с которым нам приходится иметь дело, не укладывается в привычные рамки генеалогического исследования. Так возникла идея энциклопедии. За три года существования агентства нам удалось подготовить около десяти книг — каждая родословная, как правило, занимает два — три тома.
Итак, это своего рода ноу-хау вашего агентства. А в чем заключается смысл подобных изданий?
Тамара Приходько: — Мы стремимся собрать и систематизировать все, что относится к истории семьи заказчика. Материалом для таких энциклопедий служат личные архивы, интервью, биографические анкеты, а также все то, что мы находим во время многочисленных поездок. Письма, дневники, документы, фотографии семейных реликвий, домашних животных, некрополей — всего не перечислить. Попадаются в семейных архивах даже трамвайные билеты, с которыми связана какая-то история. Все это люди хранят десятилетиями. И, конечно, есть вещи, которые передаются из поколения в поколение. Например, прабабушкины свадебные французские кружева. Их даже трогать нельзя — могут рассыпаться. А однажды попалась совершенно удивительная рукописная кулинарная книга. В ней на потемневшей от времени бумаге написаны рецепты, которых сегодня уже нигде не встретишь. Все подобные находки фотографируются, подробно описываются и занимают свое место в энциклопедии.
Много уходит времени на поиск необходимой информации?
Тамара Приходько: — Когда как. Один раз мы оказались в абсолютно тупиковой ситуации, которую не удавалось разрешить почти два года. Это было самое сложное исследование — генеалогия потомков одной поволжской семьи. А рекордно быстрая работа была связана с поисками информации на Урале, где мы всего за два месяца продвинулись в глубь веков до 1721 года, так как все нужные нам документы сохранились в архивах. Сейчас на наши запросы отвечают даже из МВД и ФСБ. Бывает, что один ведомственный архив пересылает наше письмо в другие. Но не было ни одного случая, когда бы наше письмо осталось без ответа.
Во сколько обходится клиенту построение древа и выпуск энциклопедии его семьи?
Тамара Приходько: — В среднем книга стоит несколько десятков тысяч долларов. Но тут все зависит от наличия материала. Важно знать, что хочет получить заказчик и какие материалы он готов нам предоставить. Многие, например, хотят сохранить информацию о ныне здравствующих членах своей семьи. Один человек даже попросил сделать книгу, в которой бы содержались интервью с его родственниками, расселившимися по всей России. Сложности возникают всегда, но мы никогда не отказываем клиенту. Был случай, когда мы объединили фронтовые письма, одна часть которых хранились у брата, а другая — у сестры. Люди не хотели расставаться с дорогими им документами, хотя понятно, что со временем эти семейные реликвии просто исчезнут: чернила выцветают, бумага ветшает и разрушается. Поэтому мы отсканировали их и написали ко всем основным материалам статьи и комментарии.
Скажите, среди ваших заказчиков уже были армяне?
Армен Галстян: — Как это ни удивительно, — нет. Хотя, мне кажется, что для армянина очень важно знать свое происхождение, ведь семья для него — святое. Есть один забавный анекдот, который очень точно это отражает: «У старого армянина спросили: вы прожили со своей женой всю жизнь, не возникало ли у вас желания развестись? — Нет, — ответил он, — развестись — никогда, а вот убить — много раз». Армянские семьи действительно очень крепки.
А вы уже составили генеалогическое древо вашего рода?
Армен Галстян: — Я уже приступил к его изучению и, возможно, стану первым армянином, издавшим свою семейную энциклопедию. Хочу собрать информацию о своих предках, о которых мне никто никогда не рассказывал. Например, недавно узнал, что мой прадед по отцовской линии в 1937 году был сослан, и с тех пор о нем ничего не известно. А предки по маминой линии — родом из города Ван. Они бежали из Турции во время Геноцида армян в начале XX века и осели в окрестностях Сухуми. Думаю, наберется достаточно материала для составления собственной энциклопедии.
А как ваша личная история связана с Арменией? Есть ли места, имеющие особую значимость для вашей семейной памяти?
Армен Галстян: — Конечно, есть. Это деревня Памбак, где жил мой дед. Или даже камни на горе, которые словно выросли из земли. Вот как раз там я и провел все свое детство. Последний раз я был в Армении с друзьями, давно мечтавшими там побывать. Конечно, за пять дней невозможно увидеть все, но посетить Эчмиадзин нам удалось. Мы спустились под алтарь, где в 1970 г. во время раскопок было обнаружено капище языческого храма. По народному поверью, именно на этом месте Ной разжег первый после потопа очаг.
А вдали от своих святынь, в Москве например, армяне остаются самими собой? Или они утрачивают сходство с предками?
Армен Галстян: — Трудно сказать. Думаю, что московские армяне ничем не отличаются от своих предков. Типичным армянином можно бы назвать того, кто любит свою родину и воспитывает своих детей в армянском духе. Во всем остальном он такой же, как все, правда, с одним существенным нюансом: кем бы он ни был — сапожником, музыкантом или ученым, неважно, — армянин старается делать свое дело так, чтобы потом не пришлось переделывать. Наверное, потому, что, живя на чужбине, армяне были вынуждены каждый день и час доказывать, что они достойны уважения. Отсюда и уважительное отношение к ним во всем мире.

Журнал «Ереван» ноябрь 2006