От Киевской Руси до Житомирской области. История села Почуйки Попельнянского района Киевской области

В начале первого тысячелетия нашей эры Восточно-Европейская равнина делилась на три довольно четко очерченных пояса. Север и северо-запад населяли земледельцы, расчищавшие лес для посевов, жившие его дарами и защищенные лесами и болотами как от нашествий, так и от неблагоприятных климатических влияний.
Степь была местом обитания, сражений и бесчисленных перемещений кочевых народов, приходивших с Востока. Причерноморье со времен античности представляло собой «витрину» городской цивилизации — сначала древнегреческой, а затем византийской.
Земледельцами лесной и лесостепной зон были в основном славяне, уже обитавшие на этих землях или пришедшие с запада и смешавшиеся с более древним населением (большинство современных историков помещает прародину славян в бассейн Вислы и Припяти).
Очевидно, уже во II-IV веках движение германских племен на юг приводит к обособлению западных и восточных славян, а после падения державы гуннов в конце V века начинается славянская колонизация Балканского полуострова и в результате — формирование южнославянской семьи племен. Восточные славяне занимают Верхнее Поднепровье и его северную периферию, принадлежавшую ранее балтийским и финно-угорским племенам, с увеличением территории идет разделение на племенные группировки. В VII веке восточные славяне постепенно выходят из «тени лесов на арену истории».
Вероятно, уже к тому времени они насчитывали 13 или 14 племен, самым влиятельным из которых были поляне, обитавшие в среднем течении Днепра. Кроме общих анимистических верований и богов, их объединял язык.
Централизованная власть отсутствовала. Старейшины стояли во главе племен и родов, земля и скот считались общей собственностью. Важные вопросы решались на племенных сходах в укрепленных «градах», строившихся в центре каждой группы поселений.
На следующем этапе развития восточнославянской общности (VIII-IX века), с подъемом торговли и земледелия, эти племенные центры начали превращаться в раннефеодальные города. Главным городом полян, которые, возможно, уже в VII веке возглавили союз племен, ставший прямым предшественником древнерусского государства, был Киев. Памятник полулегендарному основателю города князю Кию, его братьям Хориву, Щеку и их сестре Лыбеди — бронзовая ладья с четырьмя фигурами в кольчугах — стоит сегодня в Киеве на берегу реки, которой он во многом обязан своим значением и ведущей ролью.
Памятник, изображающий ладью с воинами, стоит и в шведском городе Норчепинге на восточном побережье страны. Воины — это первые русские князья Рюрик (Рерик), Олег (Олаф) и Игорь (Ингвар).
Именно шведы, в отличие от облюбовавших города Западной Европы норвежцев и датчан, приняли участие в становлении государства Киевской Руси. Размеры этого участия по сей день являются предметом споров среди историков.
Фраза летописца Нестора о том, как славяне пригласили Русь (так, вероятно, другие народы вначале называли варягов) «княжить и владеть ими», широко цитировалась сторонниками так называемой «норманской теории» в XVIII — начале XX века и замалчивалась советскими историками в 30-50-е годы. Сегодня большинство исследователей согласны с тем, что, продвигаясь к Черному и Каспийскому морям, создавая поселения-базы на пути к богатствам Византии и исламского мира, северные воины-купцы сыграли роль катализатора уже назревшего скачка в политическом развитии восточных славян.
Пришельцы подчиняли себе местное население и объединяли его, или славяне сами объединялись перед лицом варяжской угрозы, иногда их интересы совпадали, и они вместе охраняли торговый путь «в греки» и оборонялись от кочевников и хазар.
Рассматривая археологические находки последних десятилетий, ученые все более склонны говорить о возникновении древнерусского государства в результате сложного взаимодействия славянского и варяжского начал. С одной стороны, все киевские правители и большая часть дружинников носили до последней трети X века скандинавские имена. С другой, Святослав Игоревич — всего лишь третий киевский князь после Олега. В Киеве, став частью древнерусской элиты, варяги уже через несколько поколений полностью растворились среди славянского населения. Возможно, поэтому Киев упоминается в скандинавских сагах того периода редко и вскользь, в то время как о Новгороде слагавшие их скальды знали многое, включая топографические подробности.
Контроль за обеими главными «базами» на пути «в греки» был, очевидно, основной задачей Олега, когда в 882 году, согласно Несторовой «Повести временных лет», он отплыл из Новгорода в Киев во главе варяжско-славянской дружины. Взяв с собой малолетнего Игоря, которого летописец называет сыном умершего к тому времени конунга Рюрика, Олег повел свою дружину на юг, убив бояр Аскольда и Дира, правивших в городе, объявил Киев «матерью городов русских». Позднее, в 907 году, он попытался довести свой шаг до логического конца и захватить Константинополь, но ему пришлось ограничиться богатой добычей и выгодным договором с Византией.
За 30 лет Олег значительно расширил свои владения. После полян он обложил данью древлян и другие соседние племена, что вызвало войну с хазарами, закончившуюся победой руссов.
Княжение Игоря, во многом повторившего дела Олега, но с гораздо меньшим успехом, началось и закончилось восстаниями древлян, от руки которых он погиб в 945 году. Жестоко отомстив древлянам, его жена Ольга тем не менее поняла, что перегибы со сбором дани погубят нарождающееся государство, и ввела первую в Киевской Руси систему налогообложения. В 955 году она принимает христианство, через два года — едет в Константинополь и ведет переговоры с византийским императором. Сам этот факт говорит о стремительно растущем авторитете Киевской Руси.
Правлением сына Игоря и Ольги Святослава историки часто заканчивают первый период истории Киевской Руси. Подчинив себе вятичей, он распространил власть Киева на всех восточных славян и проложил древнерусскому государству путь на северо-восток, вторгнувшись в Болгарию, серьезно угрожал Византии, разгромив Хазарский каганат, устранил грозного соперника, еще недавно бравшего дань с полян, вятичей и северян. Однако с исчезновением хазар не стало и «буферной зоны» на пути куда более опасных кочевников из азиатских степей. Гибель Святослава oт рук печенегов по дороге домой из Болгарии стала знаком угрозы, которая будет довлеть над Русью более полутора веков.
Владимир, правивший между 978 и 1015 годами, хорошо понимал эту угрозу, поэтому прежде всего укрепил южные границы и построил там ряд городов, а потом начал искать более безопасные пути в Константинополь. Hа западе он присоединил Галич и Волынь, которые «подхватят знамя» Киева после его политического упадка в середине XII века. Но это все в будущем, а пока что Киевская Русь вступает в эпоху расцвета. Владения Владимира, свмые обширные в Европе, достигли 800 тысяч кв. км.
Однако наиболее значительным деянием Владимира является крещение Руси. Его выбор в пользу православного христианства предопределил ход восточноевропейской истории не менее чем на тысячу лет. Благодаря ему Русь стала частью христианского Запада, а не мусульманского Востока, принятие креста из рук Византии, а не Рима определило историческую судьбу восточных славян и заложило основу будущих конфликтов с ближайшими соседями.
Ярослав начал княжение в Новгороде с того, что отказался платить дань Киеву, и только смерть Владимира предотвратила войну. Но повторилась усобица между братьями за отцовский трон, превращавшаяся на Руси в кровавую традицию. Единство страны восстановилось только 21 год спустя, когда Ярослав сел, наконец, на киевский престол. Имя «Мудрый» он получил не только за то, что смог продолжить и умножить начатое отцом. Достигшее при нем своей вершины развитие Киевской Руси проявилось в реформе и уложении законов в общий свод (Русская правда), всемерной поддержке образования, основании Киевской митрополии, бурном строительстве церквей и монастырей.
В первую очередь строились ансамбли «государственного назначения» — княжеские дворцы и монументальные соборы, символизировавшие величие новой веры и могущество державы. Создаваемые в целом по византийскому образцу, церковные сооружения вскоре приобрели характерные древнерусские и местные черты.
Византийские епископы, приезжая на Русь, везли с собой переписчиков и иконописцев; епископства становились центрами распространения грамотности и культуры. Ускорил развитие древнерусского общества и тот факт, что Константинополь, в отличие от Рима, разрешал обращенным народам вести богослужение и читать Библию на родном языке. Так созданный Кириллом и Мефодием алфавит стал основой письменности для большей части православных, а церковнославянский язык — третьим, после древнегреческого и латыни, языком средневековой европейской цивилизации. При Ярославе были возведены Софийские соборы в Киеве, Новгороде и Полоцке. Позже были построены Успенский собор Киево-Печерского монастыря, Михайловский Златоверхий собор и Кирилловская церковь в Киеве, Успенский и Борисоглебский соборы в Чернигове.
Вскоре после основания Киево-Печерского монастыря туда из софийской митрополии перемещается центр древнерусского летописания, в XII веке монастырь получает статус лавры — одного из самых влиятельных мужских монастырей в православии.
Прямым следствием принятия христианства было мгновенное повышение авторитета Владимира (женившегося на сестре византийского императора), его династии и всей страны. Государство получило идейную основу («один бог — один царь»), общество — источник богатейшей культуры.
Киев продолжал развиваться и на рубеже ХII-ХIII веков стал одним из крупнейших городов Европы. По оценкам, его население в эту пору составляло 40 тыс. человек — в 8-9 раз больше, чем в самых значительных из приблизительно 100 крупных городов и сел Руси, даже таких важных, как Чернигов или Галич.

Комментарии к записи От Киевской Руси до Житомирской области. История села Почуйки Попельнянского района Киевской области отключены

Страницы: 1 2