Кострома

Древние корни

Около 1152 -1157 годов ростово? суздальский князь Юрий Долгорукий, укрепляя северную границу своих владений, заложил при слиянии Костромы и Волги пограничный город? крепость Кострому. Кострома стала центром дальнейшей колонизации лесного Заволжья, от нее начина? лась дорога к Галичу, Чухломе, Соли Галицкой (Солигаличу) — древнейшим славянским поселениям Костромской области. Лесное Заволжье — край болот и дремучих лесов; здесь цивилизация развивалась медленно, дольше сохранялись обычаи глухой старины. Само название города, породившее столько гипотез у историков, происходит, по?-видимому, от древнего языческого славянского праздника Костромы, занимавшего видное место в цикле летних ритуальных игрищ в честь всесильного бога солнца Ярилы. Костромой звали соломенную куклу, которую носили хороводом девушки, пели ей специальные обрядовые песни, а затем несли к реке, топили ее в воде или сжигали на костре, исполняя обряд проводов весны. Слово «Кострома» имеет в основе славянское слово «костра» — «луб, волокно, солома». Праздник похорон Костромы был одним из главных в цикле весенне? летних народных гуляний. Предполагают, что под видом похорон Костромы — соломенного чучела сохранялся в народе древний обычай весеннего жертвоприношения Яриле. Церковники жестоко преследовали подобные празднества. Но, несмотря на все запреты церкви, праздники в честь подобных славянских божеств справлялись в Костроме и некоторых городах современной Костромской области до конца XVIII века. В 1771 году святейший Синод окончательно запретил ежегодно справляемые в Костроме празднества в честь Ярилы, грозя отлучением от церкви и отказом в погребении. Однако в самой Костроме, Галиче, Нерехте летние празднества называли по старой привычке до самого начала XX века «яриловками», а неподалеку от этих городов сохранялись еще долго березовые вековые рощи, некогда посвященные Яриле и ставшие в поздние времена излюбленными местами летних народных гуляний.

Исторический экскурс

История средневековой Костромы — это рассказы о набегах татар, междоусобных распрях князей, пожарах, выжигавших город дотла, эпидемиях чумы и холеры, народных волнениях. Первое летописное известие о Костроме относится к 1213 году и связано с распрями между сыновьями великого владимирского князя Всеволода III Большое Гнездо. В этом году ростовский князь Константин сжег принадлежавшую его брату — владимирскому князю Юрию — Кострому и отвел пленных жителей города в удельный Ростов. В тридцатые годы XIII века только что отстроенная Кострома вновь была сожжена, но уже войсками Батыя, разорившим все волжские города до Галича Мерьского. Очевидно, после 1239 года Кострома была восстановлена великим князем владимирским Ярославом Всеволодовичем, по? строившим в городе деревянную церковь в честь святого патрона Федора Стратилата, имя которого он носил в крещении. В 1246 году Кострому отдали в удельное владение младшему сыну Ярослава Всеволодовича — Василию. Василий Ярославич прожил недолго и умер 37 лет от роду в 1276 году, но его короткое правление явилось одной из ярких страниц в истории Костромы. В 1272 году Василий стал великим князем владимирским — главой всех удельных княжеств Северо? Восточной Руси. Он не поехал в стольный Владимир, а остался в удельной Костроме, сделав ее тем самым, вопреки давним традициям, столицей Северо? Восточной Руси. Во времена правления Василия Ярославича в Костроме были основаны Спасо?-Запрудненский монастырь и церковь Воскресения на Дебре, построен Успенский собор. С именем этого князя связано явление одного из древнейших памятников русской живописи — иконы Богоматери Федоровской, сохранившейся до наших дней. В 1272 году неподалеку от Костромы, близ современного села Некрасова произошла битва с татарами, окончившаяся победой русских воинов, сражавшихся под предводительством Василия Ярославича. В память об этой победе костромичей над татарами была поставлена в начале XVIII века на берегу озера у села Некрасова каменная часовня, увенчанная шатровым покрытием и расписанная внутри в двадцатых годах XVIII века фресками, часть из которых посвящена победе костромского войска в битве 1272 года. После смерти Василия Ярославича Кострома опять стала «глухим» городом. В 1330 -1340 годах она была прикуплена Иваном Калитой и вошла в число городов Московского княжества. Местоположение Костромы на левом берегу Волги сказывалось на ее развитии. Город находился в стороне от торговых сухопутных путей, соединявших Ростов, Ярославль, Суздаль, Москву. Но в местоположении Костромы были и свои преимущества: она не раз служила укрытием для московских князей от внезапных набегов татар и соперников в борьбе за великое княжение. В XIV веке происходит постепенное разрастание города за счет переселенцев, бежавших из Смоленского, Тверского и Рязанского княжеств от усобиц князей и татарских набегов. С XIV века городом правил воевода, назначаемый московским князем. В 1380 году костромичи под предводительством своего воеводы Ивана Родионовича Квашни храбро сражались на Куликовом поле. В дни нашествия на Москву Тохтамыша Дмитрий Донской бежал в Кострому, собрал здесь ополчение и вернулся с ним в столицу. Позднее, когда Москве угрожал Едигей, в Костроме укрывался сын Дмитрия — Василий. В XIII — XIV веках вокруг Костромы возникают укрепленные монастыри, защищавшие подступы к городу: Ипатьевский и Николо? Бабаевский. В начале XV века Кострома была уже довольно крупным городом с большим числом жителей. О размерах города дает представление сообщение от 1413 года, где говорится, что во время пожара в Костроме сгорело 30 церквей. После этого пожара город был отстроен заново, но несколько изменилась его топография в связи с перенесением кремля на высокий берег Волги, на то место, где теперь находится городской парк. После пожара в Костроме, по велению великого московского князя Василия Дмитриевича, были возведены в новом кремле первые в городе каменные здания Успенского и Троицкого соборов. Но эти здания, горевшие и рушившиеся в XVI и XVII веках, неоднократно перестраиваемые в XVII и XVIII столетиях, не сохранились до наших дней. Значительно расширилось каменное строительство в Костроме во второй половине XVI века в связи с возвышением бояр из рода Годуновых. Годуновы считали себя потомками легендарного татарского мурзы Чета, принявшего якобы в начале XIV века христианство и основавшего близ Костромы Ипатьевский монастырь. Борис и Дмитрий Годуновы начали каменное строи

Комментариев нет

Страницы: 1 2